Блоги


Да не могут они иначе, или логика ненависти к курящим

Тут недавно была такая история: главный гериатр Министерства здравоохранения, директор Российского геронтологического научно-клинического центра Ольга Ткачева высказалась  о привычках, которые объединяют большинство долгожителей. По ее словам, долголетие примерно на 80 процентов объясняется образом жизни и на 20 процентов — генетикой. Как правило, долгожители не злоупотребляют алкоголем и не курят. «Они физически достаточно активны, социально адаптированы уже в продвинутом возрасте. После выхода на пенсию продолжают активно общаться, часто - продолжают работать, занимаются какой-то общественной деятельностью», - сказала Ткачева в интервью RT. (Это она, понятно, про пенсионный возраст говорит). 
  Но… Не злоупотребляют алкоголем и не курят?? Ну, хорошо, понятие «злоупотреблять» растяжимое, но про курение-то она сказала четко: просто «не курят». Никак не курят – совсем. 
  Мои внимательные читатели могли даже устать от моей серии материалов, где поначалу перечислялись отдельные случаи долгожительства с сигаретой и сигарой, а потом уже и не отдельные. Напомню о подробно описанном мной американском исследовании феномена «супер-пожилых», который четко определил: первое – нет, это не гены, это нейрон такой. И второе: 83% из них пьют регулярно (хотя, понятно, не «злоупотребляют»), и - 71% подвергшихся исследованию замечательных людей, сохранивших молодость разума и перешагнувших порог 80-летия, курили всю взрослую жизнь и курят сейчас.
  В общем, долгожители курят – не все, но курят. Возникает вопрос, зачем госпожа Ткачева заявляет ровно об обратном. 
  Можно подумать, что она полемизирует лично со мной – это я в порядке мании величия. Можно представить себе, что она не читала упомянутый мной доклад доктора Эмили Рогальски: бывает. Можно вообразить, что Ткачевой больше нравится другой доклад на ту же тему, где курящих долгожителей было только 47% из обследованных. Но ведь и это не то, что совсем «не курят», от слова «вообще». 
  А есть более простое объяснение – не могут некоторые люди высказываться иначе. И не только потому, что их заставляют. 
  На завершившемся недавно ежегодном варшавском Глобальном никотиновом форуме было одно любопытное выступление на сессии под названием «Кому верить?». Речь шла о том, что по множеству вопросов насчет вреда курения есть медицинские данные ровно противоположные. Борцы с курением, понятно, цитируют те, которые им нравятся, серьезные медики эту «науку» осмеивают, и т.д. Но как в этом хаосе найти истину? 
  И вот выступавшая женщина, чье имя я не расслышал (на этом видео она говорит последней), высказала очень простую мысль: а я понимаю обе стороны. Для одной стороны главная ценность в жизни – это научная истина, как бы трудно ее ни было достигнуть. А другая сторона – это люди, которых набирают из рядов профессиональных борцов со всякими угрозами (или «угрозами») здоровью. Их главная ценность – борьба, а научная истина хороша только тогда, когда этой борьбе помогает. 
  В общем, это такая порода. Видит крысу и рычит. Или ямку копает. 
  И научную истину по части дикого нагромождения фальсификаций о курении придется устанавливать какой-то нейтральной команде - понять бы, как ее составить. 
  А пока посмотрим, к чему приводит вот этот природный (или породный) рефлекс – бороться с угрозой, эта логика ненависти к курению, переходящая в ненависть к курящим. А ведет она к угрозе уничтожения обществ. И к войне. 
  Вот цитата одного моего знакомого (по переписке) англичанина, активного разоблачителя медицинского вранья. «Я и моя жена собираемся лет через десять выйти на пенсию и уехать на Корфу. Англия для меня умерла. Это не только запреты на курение, это вся индустрия общественного здоровья, говорящая мне, что я не могу есть соль, пить напитки с сахаром, не могу прибавлять в весе и должен вести образ жизни, прописанный мне теми, кто сейчас у власти… Это также антирасистская индустрия, говорящая мне, что все, что я делаю в качестве белого человека – это расизм… это индустрия прав геев, говорящая мне, что со мной что-то не так, если я не гей… Мою свободу слова отняли, и теперь я могу говорить только то, что одобрено. Да, все начиналось с курения, но потом стало чем-то большим… Курильщики всех предупреждали, но никто не слышал». 
  И еще (это уже другой британский блогер). «Антитабачники и курильщики не могут сосуществовать друг с другом. Потому что дымная среда, которую курильщики считают полностью приемлемой, нетерпима для антитабачников, а свободная от дыма среда, которая полностью приемлема для антитабачников, абсолютно непригодна для курильщиков. Так что, перед нами две взаимно исключающие субкультуры». 
  А когда в одном обществе есть две вот такие, полностью несовместимые субкультуры – то получается что? А вот что: «Самым очевидным исходом будет не какое-то единое общество, свободное от дыма, а раздробленное общество, где антитабачники и курильщики будет вести войну друг с другом. Потому что если антитабачники решили извести под корень курильщиков, то в ответ курильщики не могут не начать изводить под корень антитабачников. У обеих сторон просто не остается иного выбора». 
  И – дальше он пишет о тех, с кого мы начали разговор. О представителях медицинской профессии, для которых факты приемлемы только если они служат заранее заданным целям (порода такая). «Вероятным последствием войны с курением станет смерть или реформация медицинской профессии в ее нынешнем виде. Потому что эта профессия была очевидным образом захвачена антитабачной кликой, которая активно выступает за дискриминацию курящих, так же как ее предшественники активно выступали за дискриминацию женщин, негров и гомосексуалистов. Это медицинская профессия начала войну с курением. И одним из последствий начавшейся после этого войны антитабачников с курильщиками будет чистка медицинской профессии от всех расистов – поборников «общественного здоровья». 


   Дмитрий Косырев