Блоги


Дело не в табаке, или приход диктаторского государства

Только борцы с курением из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) выпустили свой доклад о необходимости еще более яростной борьбы с табаком, как – по совпадению - появился доклад противоположный. Это по сути политико-философский трактат на тему «что за гадость происходит». Вот полный текст. Заказала этот материал ведущая британская организация борцов с борцами с курением под названием FOREST.
  FOREST переводится как «Организация за свободу и право курить табак», она отмечает 40-летие – и 40-летие первых табачных запретов в Великобритании, и доклад приурочен к этим датам.
  Кстати, заметим, в какой счастливой стране мы когда-то жили – и не знали, что в эпицентре Запада, в Великобритании и США, творятся какие-то странности, только на первый взгляд напоминающие чью-то борьбу за наше здоровье. 1979 год – мы тогда все мечтали жить как на Западе, импортные сигареты были сокровищем и валютой, мы были свободны курить – не везде, конечно, так везде и не надо было.
  И вот документ британцев. Те, кто помнит мою предыдущую колонку, заметят, что «доклад ВОЗ» на самом деле был профинансирован лютым борцом против табака миллиардером Блумбергом. То есть богатый фанатик купил себе ВОЗ, между прочим – подразделение ООН. Доклад FOREST – нечто ровно обратное. Организация купила не то чтобы автора, а труд этого автора.
  Ее зовут Джози Эпплтон, она директор клуба «Манифест» и борец за права человека, а еще она автор книги под названием «Официоз: подъем государства, сующего нос куда не надо». Доклад в целом о том же. Даже краткий пересказ его займет минимум две колонки.
  Для начала: доклад не о курении, а по сути о революции, о социальном перевороте, ползучем, подлом и беспощадном. Курящих в этой ситуации Джози называет «канарейкой в клетке».
  Это старый шахтерский термин. Люди, боявшиеся подземного газа (а он на нюх не различается), брали с собой в шахту клетку с канарейкой. И если та вдруг падала на бок, шахтеры неслись вверх.
  То есть мысль Джози в том, что по случайности именно курильщики оказались избраны на роль испытуемой модели – испытания шли на то, сопротивляется ли общество технологиям массового оболванивания и массового подчинения новым хозяевам. Получилось, что общество капитулировало хотя не без боя, но все-таки капитулировало, не найдя в себе силы сопротивляться новому и неведомому злу.
  Что это за зло – разговор долгий. А пока вот вам хорошо забытый факт: в основном бросали курить (речь о британцах, но не только о них) не после начала свирепой антитабачной кампании, а до нее. А именно, между серединой 70-х и началом 90-х. Как только пошли запреты, кривая бросающих резко надломилась, а где-то число курильщиков стало снова расти. Это в целом известный факт; но тут повод задуматься – а если «борцы за здоровье» и правда добивались, чтобы все бросили, то почему же не откорректировали провальную тактику? А потому что дело не в табаке, напоминает Джози.
  А вот еще факт, и не один, из серии более чем очевидных. Те же новые хозяева западных обществ (или претенденты на эту роль) вовсе не обязательно любители запретов всего и вся. Посмотрите, что изменилось  с тех же 70-х, которые избраны точкой отсчета. Стало, наоборот, можно что угодно.
  Гомосексуализм – пожалуйста (а раньше за это сажали, вышвыривали из общества). Трансгендерность и смена пола – сколько угодно, причем в некоторых случаях за это платит государство, или говорит, что хочет платить. Легализация множества наркотиков, особенно легких, типа марихуаны – шагает если не по планете, то по западным странам. Секс-игрушки уже стоят в витринах (а сигареты там держать нельзя). Садомазохизм стал уважаемой темой кино и литературы. Религия, включая атеизм – берите какую угодно, хотя в 70-е атмосфера была совсем другая. Причем эти перемены – когда все можно - продавливаются тоже насильно.
  На этом фоне, пишет Джози, абсолютно нелогично выглядит ситуация с превращением курения и курильщиков в социальных изгоев. В самом деле – курильщики представляют собой абсолютно полноценных членов общества. Они не теряют память, не валяются на тротуарах, не заливаются диким смехом. Они отличные родители, прекрасные работники, безвредный никотин помогает им концентрировать внимание и оставаться благосклонно настроенными к окружающим.
  И это все видели раньше, видят и теперь. В докладе FOREST отмечается важная особенность происходящего: публика абсолютно не поддерживала и даже сейчас не поддерживает антитабачную кампанию. Когда вводились первые запреты, громадное большинство было за то, чтобы всем было хорошо – у курящих свои помещения, у некурящих свои. И даже сейчас это так – после десятилетий пропаганды, давящей на самое слабое место человека: страх перед болезнями и смертью.
  Недавно, например, англичане продавили провальную инициативу – обезличенные (и отвратительные на вид) сигаретные пачки. Хотя в Австралии эта мера как минимум не дала ничего (кроме некоторого повышения численности курильщиков). Англичане провели опросы общественного мнения: два к одному! После десятилетий пропаганды люди громадным большинством выступили против.
  И что же? А ничего. Пачки ввели. Хотя население не поддерживает.
  В этом вся суть и смысл происходящего, объясняет Джози. Табак и курение почти случайно были избраны первым полигоном для отработки новых методов обработки мозгов: как навязать обществу то, чего это общество не хочет.
  Это революция. Это тихий захват власти совсем новой элитой и оттеснение старой. И эта новая элита – страшные люди.
  Ну, а как в докладе Джози Эпплтон описывается суть происходящего – кем, зачем и какими методами делается революция – мы поговорим в новых колонках.


   Дмитрий Косырев