Блоги


Добро с кулаками: как бороться с антитабачным злом

В конце прошлого года я писал об абсолютном зле – человеке, который сыграл ключевую роль в разработке концепции борьбы с курением. Включая идею, что для такой борьбы придется врать (о вреде пассивного курения, например), потому что если, с помощью лжи, не зарядить людей страхом перед каждым облачком дыма, и еще ненавистью к курящим, то ничего не выйдет. Звали того человека сэр Джордж Годбер (первый замминистра здравоохранения Великобритании), он жил более ста лет и умер в 2009 году. Его ложь и ненависть живут и сегодня во всей деятельности антитабачных сил.
  И, по странному стечению обстоятельств, в том же году, 10 лет назад, умер его оппонент, его тотальный антипод – итальянец Джан Турчи. Умер (в отличие от Годбера) почти во цвете сил, по сути, от того, что загнал себя работой по уничтожению того монстра, которого Годбер вдохновил на развал нормальной человеческой жизни.
  Десятилетие со дня его смерти (10 марта) отметил сайт smokingbandits.com. Если коротко, то жизнь Джана получается такая: уехал работать в Канаду, был там затравлен антитабачными фанатиками, пришел в ярость и начал создавать против фанатиков единый международный фронт. В какой-то момент своей жизни оказался во главе одновременно нескольких борющихся с антитабачниками международных организаций, а именно - Forces Italy, Freedom2Choose (Великобритания) и Forces International. Такого не выдержит никто: умер от массивного разрыва сосудов.
  И, что довольно печально признавать, когда несколько организаций оказываются в одних руках, то - когда эти руки разжимаются – наступает что-то вроде паралича. Нынешняя слабость международного движения против антитабачных фанатиков во многом объясняется излишней силой и энергией одного человека, который вдруг исчез – Джана Турчи.
  Давайте, однако, посмотрим на то, что мне кажется его ключевой ошибкой. Эта ошибка – слишком активное понимание принципа «добро должно быть с кулаками». Был у нас в СССР, если кто-то помнит, такой спор на пустом месте – до какой степени агрессии можно дойти в борьбе против агрессии.
  И вот мы смотрим на статьи Джана… а он писал так же блестяще, как говорил и действовал… его статьи, точнее некоторые из них, сохранились на сайте бывшей его организации – Forces. Давайте я приведу несколько цитат, из которых все будет ясно. Вот хотя бы:
  «Как все диктаторы, общественное здоровье не требует вашего уважения, ему нужно ваше повиновение. Отказ в этом повиновении поэтому становится самым важным элементом и оружием в борьбе за свободу выбора, потому что при вашей демонстрации неповиновения общественное здоровье не может претендовать на то, что публика с ним согласна».
  «Если нам нужен мир, свободный от борцов с курением, то работать надо в международном масштабе и на долгосрочной основе. Чтобы разрушить институты этого якобы общественного здоровья, а затем их превратить обратно в уважаемые институты настоящего здоровья общества, нужны совместные действия и беспрецедентные средства… Мы должны начать многоуровневые, многонаправленные и эффективные атаки против раскинувшихся щупалец предприятия по имени “большая фармацевтика – общественное здоровье”. Нам надо пересмотреть роль медицины, вернуть ее к изначальной и простой функции борьбы с заразными заболеваниями, вместо того чтобы “предотвращать” вымышленные проблемы на основе мусорной науки и пропаганды, вплоть до культурных интервенций, изменений и фактического разрушения человека».
  Заметим, что я сам пришел примерно к таким же выводам и даже формулировкам, еще не зная даже, что был такой Джан Турчи. И это приятно. Вот еще:
  «Компромиссы с “общественным здоровьем” и его фармацевтическими кукловодами на данном этапе невозможны – из-за неравенства сил на поле боя… Умиротворители начинают разговор на коленях, а заканчивают его, лежа на лопатках. Есть такая иллюзия, что общественное мнение хорошо воспримет сбалансированный компромиссный подход. В идеальном (как минимум, неистеричном) мире это, конечно, самый желанный исход. Но в реальном современном мире предельно апатичная и поддающаяся обработке публика показала, что соглашается с самыми экстремальными запретительскими мерами».
  Так, ну и что тогда? А вот что:
  «Если погромы случаются из-за глупых футбольных матчей, то они могут стать неизбежными и в этой борьбе. Личные свободы и достоинство попираются ежедневно во имя здоровья и безопасности. Слабые плачут. Сильные должны драться, поскольку свобода должна быть восстановлена. Драка означает риск и труд: возможное тюремное заключение, конфронтацию, преданность, жертвенность и смену приоритетов в жизни. Сейчас, как кажется, за плечами общественного здоровья стоит государство (на самом деле, похоже, общественное здоровье само стало государством), а государство обладает легальной монополией на насилие. История, однако, говорит нам, что тираны уступают достаточной силе».
  Ну, знаете, вот это мне напоминает экзальтированных дам, которые у нас году этак в 2012-м дрессировали «болотный» молодняк, объясняли ему, как вести себя в автозаках и т.д.
   Конечно, тут все дело в характере. Джан был слишком пламенным человеком, и огорчался, когда другие не загорались. Выскажу свое личное мнение насчет добра и кулаков: нельзя подстрекать других людей к агрессии, даже если цели борьбы очевидно благородны. Хотя бы потому, что на стороне зла сколько угодно персонажей, которые искренне не знают, что оперируют ложью и что уничтожать других людей нехорошо. А еще потому, что не лучшая идея – заставлять сторонников идти на Голгофу. Туда, как мне кажется, стадом не ходят.
  На мой личный взгляд, куда эффективнее непреодолимое, спокойное, мягкое упорство – при полной ясности цели, той самой, что у Джана. И вот сейчас мы видим, что чем больше антитабачные силы переходят на откровенную злобную истерику, тем более очевидно, что цели их не достигнуты, люди курят и будут курить, и сделали это не столько пламенные борцы, сколько те, кто спокойно и упорно, своей повседневной жизнью, говорят фанатикам: вы провалились.


   Дмитрий Косырев