Блоги


Кто главный враг курильщика

Вообще-то начиналось все не очень всерьез – с опроса  среди своих, людей узкого круга (несколько десятков человек), специалистов, хорошо разбирающихся в том, что такое антитабачная кампания. Речь о виртуальном философском клубе англичанина Фрэнка Дэвиса (я постоянно несу своим читателям новости оттуда). Вопрос был поставлен просто: кто главный враг курильщиков – то есть, напомним, более чем миллиарда человек на Земле? Ответить можно было только раз.
  И пол,училось вот что. Главный враг – правительства (ну, понятно, они всегда во всем виноваты), с 26,32% голосов. На втором месте – либералы, они же «левые прогрессисты», с 21,05%. На третьем псевдоученые (14,04%), но отдельно идут «старшие представители медицинской профессии» – 12,28%, хотя, вообще-то, эти две категории надо бы объединить и вывести их ближе к первому месту.
  Еще среди виновных СМИ (10,53%) и всякие «прочие» - была возможность таковых указать самостоятельно.
  Вот насчет прочих и началась драка. Потому что одни люди честно и быстро отвечали на те вопросы, что есть, а другие внимательно посмотрели на эти вопросы и начали атаку на Фрэнка: это как же получилось, что тут не фигурирует глобальное фармацевтическое лобби, которое всю эту кампанию и устроило? Да, кстати, и табачное лобби, которое не нашло в себе мужества сопротивляться негодяям… Некоторые эти два лобби вписали сами, другие стали протестовать: Фрэнк, это что за опрос такой?
  И Фрэнк начал долго, путано, в течение нескольких дней отвечать: так это же я специально. Если бы включил фармацевтов, то они получили бы свои 100%, и о чем говорить? Конечно, они главные враги.
  То есть опрос по сути (это уже моя оценка всего упражнения) получился о том, кто оказался главным сообщником фармацевтов в одном из самых мерзких преступлений века.
  Тут, кстати, получается, что все-таки моя идея не делить медиков-соучастников на две категории все равно бы ничего не дала, потому что ведь можно объединить правительство и левых идеологов в одну категорию, политиков. И она все равно получила бы голосов больше, чем медики.
  И – тоже кстати - свой голос я отдал за «левых прогрессистов», то есть за людей, для которых допустимо и даже правильно насильственное улучшение человека. Ну, мы об этом говорили неоднократно.
  Но самое поучительное, как всегда в нашем клубе, пришло из комментариев и реакции на них Фрэнка. И это – именно насчет фармацевтов, и чем они отличаются от продавцов табака. В итоге получилось забавное психологическое исследование всей истории, когда одно лобби захотело перехватить клиентов другого и пошло на свои фальсификации и прочие низости.
  Получается так (если выстроить логически все многочисленные высказывания на эту тему): все дело в том, что никто всерьез не любит и не хочет покупать продукцию фармацевтов.
  В самом деле, никому не хочется болеть и принимать таблетки. Нормальная человеческая жизнь – это когда ты обходишься без лекарств. Если ты их принимаешь, то образ получается такой: стар, страдаешь деменцией, слаб, в лучшем случае потребляешь виагру (так ведь и это признак слабости).
  А образ человека с сигаретой, а уж тем более с сигарой или трубкой – это кто-то в расцвете сил, успешный, получающий массу удовольствия от жизни, спокойный, неагрессивный, доброжелательный и так далее.
  Вот вы вспомните один из ключевых постулатов антитабачной кампании: надо срочно «дегламуризировать» курение. И для этого не только унижать всех, кто курит, но и убрать табак с экрана и сцены, и т.д. Максимум – заставлять курить отрицательных персонажей или публиковать фото бомжей, держащих подобранный окурок большим и указательным пальцем. Это все отчего? А оттого же: образ человека с таблетками слишком пессимистичен, а тут конкуренты с их сладким дымом побед. Так что понятно бешенство, с которым медицинское лобби нападает на табачное, идя на какие угодно фальсификации. Это битва за нечто очень ценное – образ.
  Опять же о конкурентах – в дискуссии мелькали такие идеи: только представьте, что нападающей стороной в 1990-е выступили бы табачные компании и добились бы того, чего на самом деле добились их конкуренты. А именно, на каждой упаковке лекарств – никаких фирменных знаков и вообще признаков «рекламы», зато, крупными буквами – насчет последствий приема этого конкретного лекарства.
  А последствия, то есть возможные побочные действия, есть. Не всегда, а в редких случаях, но ведь на сложенной в несколько раз бумажке они честно перечисляются. Правда, очень мелко.
  Помните мою коллекцию «веселых картинок» на сигаретных пачках, где я проследил, колонка за колонкой, исходные медицинские документы, стоящие за каждой страшной фотографией из морга? Помните, как интересно было выяснить, скажем так, степень правдивости каждой из таких картинок на пачках? Вот, а теперь представьте, что фармацевтов обяжут не просто выносить надписи о последствиях на пачку, а сопровождать их опять же картинками, да чтобы они занимали не менее 75% площади. И ведь в данном случае эти картинки и надписи будут правдивыми…
  Еще одна мелочь из упомянутой дискуссии: я был не один, кто сомневался по части отдельной классификации «старших представителей медицинской профессии» и «псевдоученых». Мысль некоторых была в том, что перед нами особый случай – социальные исследователи, да что там – профессиональные промыватели мозгов, которые отпочковались от медицинской науки, но стараются по возможности прикрываться белыми халатами. В ущерб репутации медицины…
  И последнее. Помните, я писал про некую даму-благотворительницу и про книгу, которую начинал читать незадолго до встречи с ней? Джон Ле Карре, «Верный садовник». Так вот, дочитал. Главные злодеи в книге – фармацевты, чье очередное гениальное лекарство поубивало множество людей в Африке (на испытаниях), отчего и произошли всякие злодейства. Год написания – 2000-й. Тогда никто еще не относился к фармацевтам так, как сейчас. А Ле Карре уже что-то знал. Хороший писатель – он и есть хороший…

   Дмитрий Косырев