Блоги


Настоящий министр здравоохранения

Вы эту историю могли заметить, в СМИ по всему миру она мелькала. Новый министр здравоохранения Норвегии Сильви Листхеуг заявила в эфире местного радио, что людям не следует запрещать курить, пить алкоголь и есть столько мяса, сколько захочется. Дословно так: она не собирается становиться «моральной полицией» и убеждать людей, что они должны жить по каким-то правилам.
  «Я намерена предоставить людям достаточно информации в качестве основы для выбора. Я имею в виду, что людям должно быть позволено курить, пить и есть столько мяса, сколько они хотят», притом что чаще всего люди и так знают, какая пища и привычки являются вредными.
  Еще: она говорит, что курильщиков превращают в «моральных изгоев», которым приходится прятаться. А также: курить или нет – вопрос личного выбора, и мы должны уважать тех, кто не собирается бросать. «Я думаю, что многие курильщики чувствуют отвращение (при виде картинок о вреде курения на пачках сигарет). Я думаю, что это (картинки) глупо. Хотя курение - вредная привычка, взрослые должны сами решить, что им делать».
  Кстати, перед вами наиболее полное изложение ее слов в российских СМИ – никто у нас не приводил их в таком объеме, как здесь.
  Да, и – как вы уже поняли – министр здравоохранения сама курит. Правда, не каждый день, а иногда, в компании.
  Что было дальше: предсказуемый вой. Например, такой: министр отбросила здравоохранение Норвегии «на несколько десятилетий назад». Причем вой в глобальном масштабе. Это они умеют.
  А теперь давайте внимательно перечитаем то, что эта дама сказала, и что ей ответили. Ей говорят: здравоохранение Норвегии (и, как мы знаем, чуть не всех мыслимых стран) уже несколько десятилетий как обязано… да, именно обязано… играть роль моральной полиции, то есть по сути силового ведомства. Оно обязано не позволять – через силовые структуры всего государства – людям курить и пить, и еще есть мясо. А, еще ведь сахар: минздрав должен не позволять людям есть и его сколько хочется.
  Норвежке объясняют, что нельзя считать, что работа медиков – доводить до людей факты насчет вреда и пользы чего бы то ни было, и позволять этим людям – взрослым, полноценным людям – эту информацию получать, осмысливать и принимать какие-то решения по части своего образа жизни. Нельзя говорить, что курильщиков превращают в моральных изгоев. А вот превращать их в таковых – это можно.
  Отнесемся всерьез к мысли, что министр здравоохранения чего-то не может говорить вслух. Это как же мы (мир) дошли до такого? Мы как-то всегда считали, что мы избираем парламент и/или президента, они назначают министров, то есть людей, служащих обществу – нам с вами, и т.д. И это мы формируем запросы этого самого общества, которые министры должны выполнять, ну или достигать компромисса между разными частями общества с разными идеями.
  А тут у нас вот что: государства у нас не то чтобы нет, но оно не наше. Министры этого государства обязаны говорить какие-то вещи, сформулированные за его пределами. Настоящие министры здравоохранения – все и везде – обязаны силой и/или обманом заставлять людей не есть мяса, не курить и вообще жить так, как нам кто-то предписывает.
  Ну, а кто предписывает, мы знаем. Есть многомиллиардная индустрия фармацевтов, которым как-то надо продавать нам свою продукцию, есть страховщики, которым как-то надо брать с нас деньги, и есть их – не наши – «говорящие головы», рекламные агенты: министры. Когда таковые вдруг говорят то, что не положено, возникает – как в данном случае – мировая сенсация. Суверенитет – он в международных документах. А в жизни у каждой страны суверенитеты разные. Есть такие сферы, где суверенитет нам не положен, это называется глобализмом.
  Ну, то есть существуют сферы, где наши национальные чувства гладят по шерсти – тут уже наша очередь объяснять кому-то, чего говорить нельзя, поскольку оно оскорбляет наше достоинство. А вот сказать, что люди могут сами решать, как им жить, что есть и курить ли  – тут извините. Не только нельзя есть или курить, но даже заикаться на эту тему. Особенно министру здравоохранения. Особенно если этот министр и самолично принадлежит к медицинскому лобби, у которого свои корпоративные обязательства.
  Но Сильви к этой команде не относится. Тогда кто такая эта Сильви – аномалия в маленьком государстве с края беспощадной глобалистской Европы? А не такая уж аномалия. Она из части правящей коалиции - Партии прогресса, 2013-2015 годы - министр сельского хозяйства, 2015-2018 министр иммиграции и интеграции, с января по март 2018 года — министр юстиции, общественной безопасности и иммиграции. С поста была изгнана за всякие высказывания по поводу миграции и оппозиционной левой (то есть глобалистской) Рабочей партии.
  То есть, короче говоря, она – и ее партия - на современном западнистском языке называется альтернативно правой. И тут самое интересное.
  У нас плохо понимают, что это значит – альтернативные правые. Тем более что в западной группе стран их аккуратно изображают полными монстрами, именуют также ультраправыми, да что там – попросту фашистами.
  Но вот вам британец Найджел Фарадж, главный мотор движения за выход страны из ЕС – то есть из системы, в которой министр здравоохранения не может сказать, что людей нельзя оздоровлять насильно. Курит (или курил). Марин Ле Пен из Франции – курит. Маттео Сальвини из Италии – курил или нет, черт его знает, но чтобы он насаждал в стране зверские антитабачные нормы ненавидимого им Евросоюза? И еще: почти все они очень неплохо относятся к России.
  А не кажется ли вам, что эти альтернативно правые – просто нормальные люди, которые говорят то, что думают все нормальные люди?
  Что особенно интересно в свете только что отгремевших выборов в Европарламент. Перечитайте их итоги, особенно с учетом того, что на моральное уничтожение этих «альтернативных» были брошены все силы тех, кто не дает нам права самим решать, как нам жить.


   Дмитрий Косырев