Блоги


Прощание с главой здравоохранения, или денормализация еды

Женщина, которая несколько лет была главной здравоохранительницей страны, ушла в отставку, провожаемая криками раздражения и ненависти. И из-за развала отрасли, и из-за упорных попыток подвергнуть людей массовому террору потому, что они не следуют ее рекомендациям о здоровье.
  Здесь надо пояснить, что речь не о министре здравоохранения, министром там значится некто Мэттью Хэнкок… ну, вы уже поняли, что разговор идет о Великобритании? Но тамошняя парламентская система – штука своеобразная, некий депутат парламента назначается сегодня министром культуры, завтра иностранных дел, послезавтра здравоохранения – не понимая ни черта во всех трех указанных сферах. А тут новые выборы, новые перетряски кабинета… При этом в каждом министерстве годами сидит первый зам, настоящий хозяин и знаток отрасли, которого иногда эти самые министры боятся до дрожи. В британском минздраве эта должность называется Chief Medical Officer – старший медицинский чиновник, он (она) же глава Национальной службы здравоохранения (НСЗ).
  И вот она – ее зовут Салли Дэвис – уходит в отставку. Чем прославилась, кроме того, что и при ней, как и при ее предшественниках, в медучреждениях очереди, нехватка врачей, и нормально лечиться можно только за деньги (и так обстоит по всему миру со «всеобщей и бесплатной» медициной)? А прославилась она тем, что провозгласила полное исчезновение курения году этак к 2030-му, а тем временем занялась борьбой с едой и напитками. Так сказать, их денормализацией.
  Без всяких шуток – она именно эти слова произносит. Денормализация еды, то есть сложившегося стиля жизни всех своих соотечественников (и всех прочих по всему миру – такова идеология подобных людей, которую они тащат к нам через Всемирную организацию здравоохранения). Они считают, что это их работа – насильно менять людей. Не давать им уже и есть то, что они хотят, а не только курить.
  А конкретно, Салли Дэвис в прощальных интервью говорит о своих предложениях, оставленных в наследство следующему главе НСЗ. Запретить есть и пить (кроме воды) на общественном транспорте. Распространить сахарный налог (он есть) на любые сладкие напитки. Ввести налоги на любую еду, которую минздрав считает нездоровой – мясо, что-то сладкое и т.д. Все закуски, типа чипсов, следует поместить в одинаковые безличные страшные упаковки, с гадкими картинками и надписями. Запретить рекламу любой еды, кроме «здоровой». Раньше Салли боролась за насильственное введение в ресторанах лимитов на вес порций мяса или десерта, и за многое подобное: запреты, штрафы, ограничения.
  И, в ходе этих интервью, она добавила со сладкой улыбкой: ну, ведь вся эта тактика сработала с курением, так что – вперед.
  Кстати, о тактике борьбы с курением, включая статистические манипуляции: главный враг Салли называется «излишний вес». Он, в национальном британском масштабе, угрожающе растет. Но умные люди при этом замечают, что растет он потому, что статистически снижается планка того, что там считается лишним весом. Людей мерят «по площади», будто бы они ковры или простыни – вычисляют индекс массы тела, то есть умножают вес на рост или что-то в этом духе. И нет ничего проще, чем провести какое-то заседание и сказать: мы сейчас считаем опасным индексом не 30, а 25. И вот вам резкий скачок ожирения державы, и тупые СМИ пишут об эпидемии, которая требует срочных мер, по сути любых. Включая – да, денормализацию еды.
  Получила она за свои труды кличку «фашистка» и многое подобное. Но дело вовсе не в одной не вполне здоровой на голову даме. В конце концов, не она, а ее предшественник – Лиам Дональдсон - пытался ввести в обращение термин «пассивный алкоголизм», это о том, что если кто-то где-то пьет, то наносит этим ущерб здоровью тех, кто его видит. А предшественник предшественника – да я же о нем писал, это жуткий персонаж по имени Джордж Годбер, ключевой теоретик борьбы с курением. Это он прямым текстом говорил: чтобы бороться с курением, вам придется врать о вреде такового. То есть манипулировать миллионами людей. Иначе не победите.
  Борьба с курением, может, и американская зараза, но британцы – очень особый народ в разработке любой идеологии западнизма. Но они же и сопротивляются. И вот сейчас нормальные жители империи пытаются – по поводу ухода Салли – описать в целом то, что произошло с британской (и глобальной) медициной за период после Второй мировой.
  Сначала было поколение «механиков» - которые искали физические повреждения, типа огнестрельных ран от фашистских пуль, а если таковых не обнаруживали, то рекомендовали пациенту полежать. Нанесли самый минимальный вред здоровью наций.
  Затем – ближе к 1960-м – «механиков» сменили «химики». Это люди, которые считают, что на каждую проблему есть своя таблетка. Фармацевтические компании превратились в мировых гигантов. И результат – массовые лекарственные эпидемии, включая опиоидную эпидемию в США и той же Великобритании, да, по сути, везде. Люди попали в зависимость от таблеток, и это даже не всегда считается «эпидемией».
  В 1990-е, то есть через 30 лет – а речь идет о довольно четких тридцатилетних циклах – пришли «моралисты». Это та самая Салли и целые легионы ей подобных. Они (не отказываясь, впрочем, от «химии») руководствуются безумной идеей: что задача медика – насильно изменить стиль жизни человека, что человек сам виноват в своих проблемах, и его надо обмануть и заставить быть здоровым. Результат – ненависть к врачам.
  Интересно, что и этот тридцатилетний цикл идет к завершению. И на смену нынешним чудовищам могут прийти… кто? Ну, допустим, «человекостроители». Это люди – а они уже есть – которые считают, что человека можно сделать по заказу, отредактировав его гены. Заказ может поступить от родителей, но если вдуматься… а лучше не думать. Ну, и к этой команде могут присоединиться «конструкторы» - которые будут трансплантировать что угодно, от ног до мозга, конструируя человека непрерывно.
  И уничтожение человека как такового можно будет считать завершенным. Впрочем… а почему ушла Салли? Говорят, нынешний премьер-министр Борис Джонсон ее не любит, считая, что не дело правительств заставлять людей быть здоровыми. Что-то меняется?

   Дмитрий Косырев