Блоги


У медицинского лобби не кризис, а катастрофа

Пророком быть приятно: еще несколько лет назад я начал писать о том, что у людей, организовавших борьбу с курением, возникли проблемы, кризисы, провалы. Но я тогда и подумать не мог, что все так быстро придет к их настоящей катастрофе. Причем одновременно в двух не последних в мире странах – Великобритании и США. 
  У англичан, для начала, именно все творящееся в стране по части медицины неожиданно оказалось на втором месте среди волнующих их проблем. Первая, между прочим, это Брексит, то есть выход из ЕС. А все прочие проблемы – далеко позади. 
  А для продолжения, 12 декабря там предстоят внеочередные выборы, и на них отстающие (по опросам) лейбористы решили дать консерваторам бой вот именно на медицинскую тему. Выступил левак и социалист, лидер лейбористов Джереми Корбин, и разоблачил  правящих консерваторов: они хотят, в случае победы, продать медицину американскому фармацевтическому лобби. 
  Это, заметим, та самая британская (государственная, бесплатная, неэффективная) медицина, которая устроила соотечественникам террор по табачной линии, перешедший в террор по части нездоровой еды и т.д. 
  Корбин, в статье в «Обзервере», утверждает, что правительство консерваторов вот уже несколько лет как ведет переговоры с США: как только британцы покинут Евросоюз, то их рынок окажется открыт для товаров из США, и прежде всего медицинских. Лекарства у американцев на 250% дороже, чем в «социалистической» Великобритании, и есть опасения, что если отдать американским фармацевтам британский рынок, то они найдут, как продавать там свою продукцию за такие же цены. 
  Что интересно, для англичан хуже оба варианта – и лейбористский, и консервативный. Лейбористы – это тотально государственная медицина (она такая сейчас и есть), с множеством запретов на все мыслимое, с правом медика держать в своих руках жизнь и смерть (кто помнит мальчика, которому британские медики насильно отключили жизнеобеспечение вопреки воле родителей?). Лейбористы поголовно голосовали за антитабачный закон в стране и будут голосовать за любые другие похожие шаги. Это люди вот с таким специфическим мышлением – что государство имеет право заставлять людей жить правильно. 
  Консерваторы голосовали по тому закону по-разному. В основном против. Однако они не сильно стремились менять созданную лейбористами медицинскую «империю зла»: боялись трогать эту тему. И вот теперь получается, что они – сознавая ее неэффективность – сдают эту «империю» тем самым людям, которые затеяли борьбу с курением ради… 
  Ради того ужаса, который сейчас в США происходит. Речь об опиоидной лекарственной эпидемии, за которую республиканцы взялись всерьез. И в ходе разбирательства всплыли те самые названия и имена, которые накрепко связаны с устранением конкурента отравителей – то есть устранением табака. 
  Среди ключевых табаконенавистников Америки и мира – компании Johnson & Johnson или Pfizer, и обе упоминаются в длинном материале из New York Times. В нем такие факты: опиоидная эпидемия унесла за последние два десятилетия более 400 000 жизней. И это не фиктивно-предположительные умершие от табака, а конкретно погибшие от того, что врачи навязывали им опиоидные препараты, от которых потом почти невозможно избавиться. 
  В 2017 году администрация Трампа создала комиссию по опиоидному кризису, и самое известное здесь пока что событие – это как легко в прошлом месяце один из отравителей, Purdue Pharma, заплатил четверть миллиарда долларов только двум графствам (то есть районам) штата Огайо в порядке досудебного урегулирования споров. Теперь вспомните, сколько в США штатов, сколько в каждом графств, и очень многие требуют от отравителей компенсации. Но фармацевтам проще откупиться сразу. 
  Что тут поражает – масштабы работы, и то, как работали, чтобы навязать людям свой продукт. Они обработали Федерацию медицинских бюро всех штатов, несколько медицинских ассоциаций «по борьбе с болью». Фармацевты диктовали федеральную политику – по сути, писали протоколы, которым должны следовать все врачи. Они влили за 10 лет (до прихода Трампа) 2,5 миллиарда долларов в лоббирование высшего законодательного органа - Конгресса США. Зарегистрированных лоббистов фармацевтических компаний было в какой-то момент больше, чем членов Конгресса. 
  Как работали: манипулировали статистикой, создавали как бы независимые группы борцов за здоровье. Знакомая картина? А как же. Потому что они же, между делом, именно этими методами боролись с конкурентами – табачным бизнесом. И вдобавок: в чем, если коротко, обвиняли табачные компании? В том, что они вызывали у клиентуры зависимость. Знали, в чем обвинять, потому что – как видим – сами это и сделали. 
  Но в те годы, когда фармацевты только начинали бороться с курением, говорить о том, что они творят, было еще невозможно. А сейчас, как видим, не просто говорят – сейчас идут судебные процессы. 
  Ситуация получается подвешенная. С одной стороны, людям промыли мозги насчет того, что «курение убивает». С другой стороны, им так же промывали мозги насчет достоинств конкурирующей продукции – то есть опиоидов, и сейчас этот пузырь лопнул, страшнее фармацевта в США зверя нет. С третьей стороны, никто достаточно громко не сказал, что борьба с курением была составной частью той же преступной кампании. Наверное, надо, чтобы табачные компании кому-то за это заплатили… 
  Но британский поворот по части фармацевтики из США и подавно все запутывает. Если американские фармацевты сейчас получат новый рынок, то катастрофа всей отрасли, всего лобби как-то смягчится. Что тогда будет – совершенно не ясно. 
  Ясно пока только одно: тот период мировой истории, когда шло фронтальное и неоглядное наступление на сотни миллионов курильщиков – этот период позади. Мы его пережили. А вот что будет дальше, понять очень сложно. 



   Дмитрий Косырев