Блоги


Украли три года жизни: совершеннолетие вернулось в викторианский век

Американские борцы с курением добились того, за что воевали лет десять: теперь любые табачные изделия – включая вейпы и прочее - там можно покупать только с 21 года. Готовьтесь – теперь эта инициатива с визгом, топотом и «данными науки» пойдет в наши с вами парламенты. 
  Что отвечать на нее… есть, конечно, очевидные и скучные ответы, типа того, что послать солдата на смерть можно с 18 лет, а вот решать самостоятельно, курить ему или нет, он сможет только с 21 года. 
  Но есть вещи гораздо интереснее, и они, с одной стороны, чисто американские – а с другой, нам очень полезно в них разобраться. Сводятся все они к наблюдению над тем, «как и зачем они это делают». То есть речь о технологиях и мотивах очередного раунда запретов. 
  Посмотрим на относительно серьезный анализ ситуации в журнале «Тайм». И вот вам: там почти ни слова об обычных сигаретах, сигарах и прочем. Они думают, что победили табак (зря думают). 
  Практически вся публикация, вместо этого, посвящена вейпу и прочим альтернативным средствам доставки никотина. Что подтверждает давний вывод: медицинское лобби настолько увлечено борьбой с этим новым неожиданным врагом, что забыло обо всем остальном. 
  И вот буквально сенсация: «закон о 21 годе» поддержали две стороны. Одна – это фальшивые агитационные группировки типа Американской легочной ассоциации (занята почти только табаком, а не вообще легкими). Другая – это мощное, эшелонированное лобби «новых средств». Оно тоже счастливо. 
  Почему? Дословно так: перед нами давно необходимое юридическое основание для существования индустрии, которая расцвела фактически без каких-либо законодательных актов. Она не подпадала ни под какие нормы вплоть до 2016 года. Дальше пошел крик конкурентов из медицинского лобби о том, что вейпом уже увлекаются подростки, дети, и это никем и никак не ограничивается... И вот теперь «дикий Запад» вейпа и прочего приобрел легитимность – так же как ее имеет законный продукт, табак. 
  То есть раньше вейп могли запретить совсем, ссылаясь на известный аргумент – «дети». А теперь этот аргумент сыгрался. 
  И в той же статье – полезные цифры насчет масштабов создавшейся индустрии. Juul Labs, например, сегодня можно продать/купить за 16 миллиардов долларов. А это далеко не единственная марка «новых средств». Что-то трудно себе представить, что запретят бизнес таких масштабов… 
  Заметим, правило «табак-21» действует уже почти в 20 штатах (сегодня оно всего лишь стало федеральным), и что-то никто не спешит даже сфальсифицировать данные о том, что это страшно действенная штука, и что не создалась мощная подпольная система, обходящая запрет. Устали врать? Не до того? 
  А то, что в этой странной борьбе произошла сенсация – людей до 21 года путем голосования причислили к детям, то есть несовершеннолетним, неспособным распоряжаться собственной жизнью – и никому за это ничего не сделали – это как бы прошло незамеченным. 
  Почему 21 год, а не 20 и не 22: это не вполне забытое наследие викторианской эпохи в Англии, 19-й век. Другой мир. Но в каких-то головах (и законодательствах) эта цифра осталась. 
  А с другой стороны, почему совершеннолетие – 18, а не 16 лет? Все условно. Все в наших руках. Завтра объявят, что после 60 лет человек утрачивает избирательные права – и ничего. Оказывается, так можно, да и вообще все можно в мире, где происходит ползучая революция ценностей и норм, то есть развал таковых. И творится это по совершенно смешным и третьестепенным поводам. А разбираться в том, «что это было», начинают уже задним числом. 
  И разбираются. Вспоминают, каким изящным методом в Великобритании превратили частную собственность в «общественные места» - а то ведь тоже был грабеж, отъем собственности, разгром принципа, на котором веками строилась жизнь общества. Было это так: появился законодательный акт Евросоюза, который, в частности, запрещал взрослым людям купить или взять в аренду помещение, где эти люди бы открыли, например, кафе для своих, курильщиков. Нечего и говорить, что такие акты нарушают все конституции и все законодательство о правах человека, на котором Европа вроде как стоит – и ничего. Опять отвлеклись на частности, не заметив вот такого «слона». Подробности, с цитированием парламентских запросов и прочего – здесь. 
  И так же интересна там же приводимая история о том, как людям запрещали курить на открытых железнодорожных платформах, а заодно играть на пианино в пабе для друзей – но без лицензии на «ведение развлекательной деятельности», и охотиться на зверей, не занесенных в «красные книги»… 
  Или – из тех же архивов – был такой обмен письмами: уважаемый член парламента просит назвать хотя бы три фамилии людей где-либо в Европе, пострадавших от «пассивного курения». Уважаемому члену отвечают: оценки численности пострадавших базируются «не на индивидуальных случаях смертей от пассивного курения», а на «общих оценках» (то есть догадках, прикидках) «уровня риска от пассивного курения», сопоставленных с «пропорциями населения». 
  И парламенты все равно голосовали за запреты… 
  Все это – включая историю с отъемом трех лет взрослой жизни - сводится к одной простой формуле. Вот такой: существует особая группа людей, которая лучше знает, что полезно, а что вредно, что можно, а что нельзя другим людям. Существует эта группа потому, что она так сказала. И потому, что группа эта научилась громко орать, приводить фальшивые факты и манипулировать политическими системами. 
  И стоит ли удивляться после этого, что мир – прежде всего западный – вдруг свихнулся, оказался переполнен странной ненавистью одних людей к другим. И запустились непонятные процессы, сводящиеся к тотальной революции, то есть к разгрому существующих обществ. 
  А начиналось все с мелочей – например, с попыток запретить курить. 
 
   Дмитрий Косырев