Блоги


«Унижайте меня»: как не надо бросать курить

Вот достаточно типичная история человека, который бросил курить под грамотно организованным давлением – и радуется этому. А дальше будет пара слов о том, почему я эту радость не разделяю и отношусь к такому человеку без всякого уважения.
  Речь о видео – весьма известная канадская публицистка Наоми Кляйн рассказывает: «Я раньше курила по пачке в день, и я перестала курить не потому, что неожиданно поняла, что это вредно. Я знала, что это вредно. Я перестала курить, когда мое правительство приняло достаточно законов, чтобы превратить меня в социального изгоя. Я живу в холодном климате, и меня изгнали из ресторанов и баров, и я дрожала на холоде… и решила, что больше оно того не стоит… Так что – да, мы можем продвигать эти перемены, но нам нужны правила, которые помогают людям это делать».
  Перемены? Обратим внимание на эту последнюю фразу – о ней еще поговорим. А пока что мы видим ситуацию, с которой я сталкивался несколько раз. Объясняешь людям, что им лгут, их унижают, что их ставят в невыносимые ситуации, и этого прощать нельзя – а они отвечают: так я ведь и хотел, чтобы меня унижали и мучили, мне нужен был толчок, чтобы окончательно решить бросить курить.
  Сделаем здесь поправку на национальные особенности. Одна из причин того, что в России антитабачная кампания проваливается еще заметнее, чем на Западе, в том, что наш мудрый народ совершенно не пожелал превращать курильщиков, то есть своих друзей и близких, в изгоев – как ни старались лживые пропагандисты медицинского лобби объяснять, что те травят окружающих. А вот в той же Канаде и прочих подобных странах дело хуже.
  Там, вопреки всем мыслимым законам и конституциям, курильщиков могут выгнать из дома или с работы, там полуграмотные персонажи смертельно боятся сигареты (но не боятся, например, стоящего рядом автомобиля с работающим мотором)… Собственно, одна из причин, по которой я присоединился к Общероссийскому движению за права курильщиков, была в том, что я был в ужасе, что эта бесчеловечная гадость может прийти еще и в мою страну.
  Но не так уж и пришла. Какие-то персонажи, пытающиеся делать курящих изгоями, есть и у нас, хотя их и считают (справедливо) городскими сумасшедшими. И есть у нас вот такие мазохисты, сладостно умоляющие антитабачных активистов: ну, помучьте меня, а то все никак не могу бросить.
  И, вроде бы, что тут плохого – ну, слабый и зависимый человек, иначе не может. Хотел же бросить, искренне хотел.
  А вот что тут плохого: для начала, этот человек мог бы вспомнить, что у него есть мозги. Мог бы их использовать, поинтересоваться фактами насчет того, что «все болезни от курения», и что «как только бросишь, жизнь наладится» (см. рассказ великого Стивена Кинга - "Корпорация "Бросайте курить"). Мог бы вспомнить, что такое человек (гордое и умное создание), и сказать себе и всем желающим: ну, нет. Если вы так, то от меня ничего хорошего не дождетесь. Это я дождусь момента, когда борцы с курением начнут разбегаться в стороны от позора. И вот тогда подумаю, курить мне или бросить.
  Кстати, таких людей я знаю гораздо больше, чем жалких мазохистов. Причем знаю их далеко не только в России.
  А для продолжения, мазохисты чего-то вокруг себя не замечают. Не замечают откровенного вранья на антитабачные темы, не замечают, что их собратьев и соседей под это вранье унижают и лишают нормальной жизни. Не замечают, что даже если верить во вред дыма для окружающих, все равно методы издевательства над десятками миллионов людей оправдывать нельзя. И нельзя хоть в каких-то формах одобрять это издевательство. Раз ты слаб, раз ты мазохист – ну, сиди и молча радуйся тому, как тебя помучили.
  И, кстати, вспомним историю со смешными утверждениями наших антитабачников о том, что как только у нас приняли соответствующий закон, так все с благодарностью начали бросать курить. Начинаешь смотреть, как получены эти цифры – и становится смешно. Есть ощущение, что у нас гораздо, гораздо больше таких, кто от этой занесенной в Россию заразы, наоборот, встали на дыбы и никоим образом ничего бросать не собираются.
  Но Наоми Кляйн – феномен особый и очень интересный. Давайте вернемся к этой ее последней фразе: «да, мы можем продвигать эти перемены, но нам нужны правила, которые помогают людям это делать».
Что за перемены? А здесь надо смотреть, кто такая Кляйн. Если коротко, то типичная левацкая активистка и публицистка. Ее обычно называют «альтерглобалисткой». Пишет об империализме, о засилье корпораций, об отсталости стран «третьего мира». Немножко феминистка (в смысле, что есть феминистки куда страшнее). Цапается с крайними либералами «чикагской школы», но это уже тонкости и частности. Главное же – что она одна из многочисленной своры левых персонажей, которые требуют в своих обществах перемен. Причем сразу, и мощных, и так, чтобы никто и не пикнул. Ну, типа установления в масштабах всей планеты «зеленой экономики», то есть полного погрома всей существующей системы экономических и прочих отношений.
  Так вот, она говорит, что все эти желаемые ею перемены продвигать можно и нужно, но власти (и общество) должны делать это предельно беспощадным образом – иначе ничего не получится. То есть поступать так, как это произошло с борьбой с курением. Ясно же, что борьба эта – против всех человеческих и юридических правил и понятий. Но ведь – как Наоми кажется – сработала же. А раз так, то это бесчеловечное развлечение надо повторять и в любых прочих сюжетах.
  Напомним в очередной раз, чем отличается левый революционер от консерватора. Для левака крайние формы обмана и давления нормальны, потому что иначе своих целей не достигнешь. Не просто людей, а общества целиком надо ломать и уродовать. Не знаете, как и почему, – спросите у товарища Троцкого или любых уличных бунтарей, которые кишат по всему миру.
  Ну, а консерватор просто биологически этой философии слышать не может, и сопротивляется всеми своими немалыми силами.

   Дмитрий Косырев