Книга В. Лавруся «Как это было»


06.03.2017


Рецензия Дмитрия Силкана, секретаря правления Московской городской организации Союза писателей России, на книгу Валерия Лавруся «Как это было».

  Сразу же начну с того, что эта книга не предназначена для широкого читателя. Для «глубокого» (с высоким культурным уровнем, с недюжинной эрудицией, привыкшего ничему не верить «просто на слово»; готового к самостоятельной работе, творческому осмыслению прочитанного) – да! А вот в плане банальной «ширины»… Увы – и к счастью! – нет… Да одни только сноски (более десятка страниц!) в художественном по умолчанию произведении чего стоят! …Разноплановые тексты Валерия Лавруся предваряют цитаты из Льва Гумилёва, братьев Стругацких, Ганса Христиана Андерсена… Хотя основная масса вводных цитат – из бессмертного творения Лао Цзы «Дао Дэ Цзин». И это не случайно. Лао Цзы традиционно воспринимается современниками воплощением стремления к гармонии, к восприятию внутреннего единства всех явлений. А также зримым символом «даоской надмирности» и равноудалённости от любых крайних суждений. Да и некоторым иррациональным подходом к восприятию действительности, ориентированность на интуитивную составляющую познанию, ограниченность рациональности: «Знающий не говорит – говорящий не знает!». Поэтому и не случайно рассуждения автора о Божественном (многим, возможно, они не понравятся, так как порой явлены в довольно провокационном ключе, что называется «на грани фола») – предваряются цитатой Лао Цзы: «Верх его не светел, низ его не тёмен. Тянется, не прерываясь ни на миг, а по имени не назовёшь...» Вот этот самый Бог и рассматривается автором как первичная управляющая сила Вселенной. Притом, за внешней ироничностью, даже нарочитой «несерьёзностью» повествования (чего стоит только оригинальная попытка всё же «назвать по имени» данного Вершителя судеб мира – у автора это «Бог Племени Великий Ниту-ниту-нетам-везде-ифсегда») – рассматриваются вопросы, которые испокон веков являлись предметом споров теологов и богословов.
  ...Жанр «альтернативной истории» сейчас довольно моден. Но, всё же, он – лишь разновидность фантастики. То бишь заведомо «несерьёзной литературы»: чего-то такого угодливого для пытливого, с жаждой бесшабашных приключений, ума юношества. Посылы альтернативщиков бесхитростны – слом изначального, привычного алгоритма развития мировых событий. А чтобы было, если бы Атлантида не затонула, а подмяла под себя античную Ойкумену? А вот как бы оно всё в мире вертелось, если бы Золотая Орда захватила б Европу... да так бы в ней и обосновалась на веки вечные? А вот бы если б Гитлер (или Наполеон) поработили Россию, и остальных бы – кто поменьше, да послабее – тоже? Авторские фантазмы живописуют собой смелые гипотетические модели мироустройства, плавно скатываясь к жутковатым антиутопиям.
  Как допущение – ну, возможно... Но как версия – однозначно нет. Читатель понимает, что данная потенциальность исторического процесса не актуализирована в суровой жизненной реальности ни на грамм.
  Валерий Лаврусь предлагает читателю совсем иной подход. Это авторские версии разворачиваемой во времени реальности – более или менее правдоподобные... Но главное – убедительные в своей внутренней логике. Читая «Как это было» - понимаешь: да, ирония... да, гипербола... да, условное допущение. Но нельзя не согласиться: так – вполне могло бы быть. Или даже – скорее всего, авторская версия даже больше похоже на правду, чем те дежурно-помпезные исторические реляции, что гордо прописаны в школьных учебниках (какой именно страны – не суть важно).
  Но если разговор княгини Ольги с юным внуком, будущим князем Владимиром (рассказ «Гамлет») – можно вообще воспринимать как точную художественную реконструкцию (выполненную В. Лаврусем практически строго по дошедшим историческим источникам), то, скажем, рыцарские подвиги Ланцелота – это скорее попытка осмысления ранней европейской героики через призму современной психологии.
  Ну, ведь, в самом деле – не только расхожий рыцарский эпос, ну и куда более уважаемая агиография красочно рисуют образы славных воителей, скопом уничтожающих неких драконов. Современные «зелёные» и разного рода «прогрессивные экологи» уже вовсю протестуют против варварского уничтожения героями из времени оно редчайших палеорептилий. Даже стругают петиции с требованиями «расканонизировать» самого Святого Георгия... И отменить наконец-то широкое почитание разного рода кровожадных рыцарей, копьём и мечом обеднявших земную фауну. Уже добрались, кстати, и до слёз жалости к нашему Змею-Горынычу!..
  Ну, а всё-таки: что ж там было-то? Действительно ли, в угоду жеманным прекрасным дамам, покромсали всех чешуйчатых зверушек, чудом сохранившихся со времён тиранозавров? Или тут другое: «спрос рождает предложение» - и жители тёмных, но романтических веков просто видели именно то, что очень хотели лицезреть? Если за рабочую гипотезу принять второе, то Валерий Лаврусь детально показывает, как «сие» происходило на практике. Причём демонстрирует убедительно: с тонким психологизмом и мягкой иронией.
  ...Что лично мне импонирует в прозе Лавруся – так это отсутствие принимаемых на веру, без тени сомнений, исторических аксиом. Читатель широким жестом приглашается в соавторы историческому процессу. Думай сам, анализируй, сопоставляй... В книге приводятся лишь некие законченные «авторские варианты» развития Всемирной истории, которые вполне могли бы иметь место. Во всяком случае, «конечный результат» признанного исторического процесса, что можно проследить из настоящего времени – не меняется.
  ...Да никто и не спорит, что «историю пишут победители». Но даже и в отсутствие столь вожделенных «побед» - услужливые хроникёры тщательно выписывают всё именно так, как нужно их покровителям. Тем, кто их содержит... И готов отправить полученный «летописный продукт» в анналы Матери-Истории (а не уничтожить в угоду некой конъюнктурной идее).
  Жрецы сиятельной Клио, её верные летописцы – иногда воспринимаются в качестве типичных представителей одной из двух «древнейших профессий» (какой именно – тут по вкусу), грешащих продажностью и неразборчивостью в связях. И не то, чтобы обязательно из злого умысла или «корысти для». Тут, скорее, другое. Комплимент женщине мы же не считаем циничной ложью. Ну, да – чуть завуалированная лесть... Ладно, сгущение красок... Хорошо, определённое лукавство... Да ведь во имя благих целей: вызвать положительные эмоции, добиться определённого расположения к собственной персоне! А то так вообще род человеческий размножаться перестанет...
  Точно так же историографика – ну, как не сделать приятное власть имущему! (Который, к тому же, всегда может некомплиментарный фрагмент изъять силой... и с гневом уничтожить. Вкупе с его незадачливым автором!)
  Неслучайно образы профессиональных историков в самом начале книги (в «Необходимом длинном предисловии») – выписаны в столь ироническом ключе. Лёгкое лукавство, мелкое своекорыстие, угодничество и приспособленчество... А чего ещё ждать от тех, кто по дошедшим до нашего времени разрозненным обрывкам и фрагментам пытается создать (и потом – продать) иллюзорное полотнище минувшей реальности? Да при этом – выдаёт данную картину за единственно возможную? Потом, правда, появляется уважаемый академик-математик... и с помощью несложных вычислений выдаёт на-гора совершенно новую историческую хронологию! При этом расчёты господина А. Фоменко никому из историков так и не удаётся опровергнуть с непогрешимой убедительностью. Чаще – просто отмахиваются.
  Возможно, кондовый академист точно также попытается отмахнуться и от оригинальных логических построений в художественно-исторических реконструкциях Лавруся. Мол, это же «художка» - фантазии, домыслы, развлекаловка...
  Хотя многие из тех предположений, что выдвигаются в книге «Как это было» - достойны самого пристального внимания. И не только историков, но, прежде всего – психологов, философов. Ведь в данной интерпретации совсем по-другому начинают звучать столь привычные события.
  Взять, к примеру, подвиг Жанны д'Арк. Одно дело – на подъёме, при всеобщем ликовании возглавить войско, став предметом обожания и чуть ли не обожествления среди своих последователей. Преисполнится под торжественно-победными флагами величием собственной миссии и верой в Высшее предназначение. Так и на костёр можно зайти – заигравшись в идею Вселенского провидения. А вот во имя любви к Отчизне согласиться на нужную, но рутинную деятельность: шаг за шагом (причём шаги эти малозаметны на первый взгляд). Это дорогого стоит! Отказаться во имя Родины от самой Родины, от своего языка, родных и близких, от имени и прежних впечатляющих заслуг и даже от своего пола!
  Такое самоотречение – это уже героизм самой высшей пробы, что едва ли достигался кем-либо из смертных во всемирной истории. И если нельзя найти достойных примеров для подобного восхищения, то, может быть, хотя бы помечтать об этом? Как это делает Валерий Лаврусь в рассказе «Баллада о Робине Гуде». Кстати, не удивляйтесь, когда в авторской версии английский свободный крестьянин («йомен») Робин Гуд и французская обедневшая дворянка Жанна д'Арк окажутся одним и тем же лицом!
  ...Ну, а обхват материала действительно достойный. Весь признанный мировой эпос под пытливым пером Валерия Лавруся начинает звучать совершенно неожиданными обертонами. Под оригинальным углом зрения рассмотрены и «Песнь о Роланде», и «Кольцо Нибелунгов», и «Тристан и Изольда», а ещё легендарный Одиссей, Король Артур со своими верными «круглостольными» рыцарями. И даже такой привычный детский фольклорный персонаж, как Красная шапочка в книге Валерия Лавруся предстала жизнеутверждающим фривольным символом извечной борьбы Эроса и Танатоса, незабвенным укором средневековой инквизиции.
  Одна из несомненных удач автора – снятие флёра помпезности и дутой героики с многих привычных исторических легенд и преданий. В текстах В. Лавруся человек всегда остаётся всего лишь человеком: со всеми присущими этому биологическому виду слабостями и несовершенствами.
  Да, можно, конечно же, попытаться вычленить какого-то реального исторического персонажа, объявить его постфактум героем, даже причислить к лику святых! Но всё это будет лишь разновидностью некой социальной игры, лишь опосредованно привязанной к конкретным событиям (и читая книгу «Как это было» в этом убеждаешься всё больше и больше!).
  Отдельно хочется отметить вторую часть книги, «Сказки на ночь от профессора Луконина» - это то, что подходит под привычное определение «классическая проза». Сарказм и ёрничание первой части («Как это было») сменяется на притчу-социальную сатиру с грустной иронией – в рассказе «Бестолковые мальчик и девочка», и просто неизбывную-грусть-в-чистом-виде: в других рассказах, где в названии фигурирует «мальчик и девочка».
  А пронзительный рассказ «Стойкий оловянный солдатик» так просто выбивает слезу. Всё так узнаваемо, логично, что от подлости «обыденной жизненной ситуации» просто хочется выть!
  Но остаётся лишь согласиться с автором, и с воодушевлением принять тот обнадёживающий факт, что «...остаётся ждать своего Моисея, который однажды придёт и отведёт нас в НАШУ Землю Обетованную: где наконец обретём счастье, душевное спокойствие и гармонию с природой».
  А после прочтения книги принять ещё одну рекомендацию Валерия Лавруся своим читателям: «А теперь расслабьтесь и улыбнитесь!».


К списку новостей