«МК в Барнауле». Кто заинтересован в борьбе с курильщиками?


19.04.2017


Андрей Лоскутов, президент Российского сигарного союза, ответил на вопросы корреспондента еженедельника «Московский комсомолец в Барнауле». Тема, в которой «МК» разбирается, – «Кто заинтересован в борьбе с курильщиками?».

  Вопрос: Как Вы считаете, с чем связан интерес законодателей на уровне регионов дополнительно ввести меры, ограничивающие курильщиков (пропаганда ЗОЖ, лоббирование)?
  Андрей Лоскутов: Никаких объективных причин ужесточать и без того жестокий закон (я бы сказал – самый жестокий из 150 антитабачных законов мира) нет. Минздраву выгоднее заниматься курением, а не реформой здравоохранения. Знаете, какова доля курящего медперсонала США? Шесть-семь процентов. У нас – в десять раз больше! Либо осведомленность наших медиков в десять раз хуже (что вряд ли), либо что-то их толкает к табаку. «Что-то» – это то, как организована работа медиков и медицины в целом, нервность больных – они, как и медики, недовольны нашим здравоохранением. Значит, надо не табаком заниматься, а как говорил Жванецкий, что-то в консерватории менять.
  Организаторы антитабачной кампании могут отступить. Только куда? Придется признать, что те смерти – 300 или 400 тысяч в год, которые успешно до сих вешали на табак, – надо повесить на что-то другое – прежде всего на качество медуслуг и качество жизни. Готов на это минздрав?
  Вопрос: Как сторонники общероссийского Движение за права курильщиков воспринимают такие меры (запреты)?
  Андрей Лоскутов: Философски.
  Вопрос: Какие меры безопасности для здоровья горожан считаете оправданными, а какие нет (запрет на курение /вейпинг в большинстве общественных мест, в автомобиле с ребенком, в собственном жилье)?
  Андрей Лоскутов: Считаю оправданными все те запретительные меры, которые предусматривают наличие альтернативы. Если мы про что-то говорим нельзя, то сразу же должны сказать – а вот так льзя.  Например: нельзя курить в ресторанах, но можно в ресторанах для курильщиков. Нужны специально оборудованные места для курения: на рабочем месте (пусть решение курить-не курить принимают не на Охотном ряду, в Госдуме, а непосредственно, например, на Барнаульском вагоноремонтном заводе – коллектив, работодатель и профсоюз), в поезде (вагон для курящих), в театре, на стадионе и т.д.
  Курение в автомобиле с ребенком – вопрос не закона, а культуры.
  Курение в квартире – плохо при нашей звуко- и запахопроницаемости. Но если курильщик выкуривает в среднем 17 сигарет в день, а ему везде запрещают, где он будет «догонять» свою норму?
  Приравнивание вейпинга к табакокурению считаю большой ошибкой. Продукты пониженного риска надо не запрещать, а поддерживать. Сигарета вредна, - на нее акциз, скажем, 100 единиц. Сигара менее вредна – на нее 50 единиц. По вейпам, пока нет заключения нашей науки, мы предлагаем сделать нулевой акциз. По крайней мере, хотя бы узнаем, сколько в России вейперов. Наше предложение услышали в Казахстане - они ввели у себя нулевую ставку. А дома – не слышат. Но самое главное – не хотят слышать! Когда я приехал к вам, в Барнаул, для участия в слушаниях по региональному антитабачному закону и поднял руку – «хочу выступить», мне слово дали – на тридцать секунд: ровно на столько, сколько заняло представление – «Андрей Лоскутов, исполнительный директор Общероссийского Движения за права курильщиков». После этого мне сказали: все, достаточно. И закрыли слушания (хотел написать – «дискуссию», но понял, как смешно это прочтется).
  Вопрос: По-вашему, если ли общественный запрос на жесткие санкции к курильщикам?
  Андрей Лоскутов: Запрос на жестокость, к сожалению, есть. Будем ждать: покусала злая собака, покусает и добрая.


К списку новостей