Про «детишку» и «мелочишку»


30.11.2018


Нет, не перевелись на Руси премудрые экономисты, такие премудрые, что Карл Маркс на «Капитале» уже отдыхает, а Плеханов нервно курит в сторонке. Вот и в Минздраве нашем воссияла бессмертная экономическая мысль. Да внемлет Отечество железной логике замминистра Олега Салагая, выказанной им в интервью РИА Новости, которое  не зря угодило  на сайт медиагруппы «Русский табак»: 
   «- Нельзя не отметить, что в России снизилось потребление табака и алкоголя. Какие меры еще разрабатываются сейчас для снижения этих показателей?
  - Применительно к табаку и алкоголю очень часто используются схожие меры. Первая из них — сокращение ценовой доступности. Цена — это прежде всего то, что воздействует на несовершеннолетних. Это происходит из-за того, что количество денег у несовершеннолетнего всегда ограничено — он сам их, как правило, не зарабатывает. Если родители каждый день дают подростку 100 рублей, чтобы он купил себе завтрак или обед, а цена на сигареты увеличилась на 10 копеек, став 100 рублей 10 копеек, то он уже не может себе их позволить. Этот незначительный рост, кажется, ни на что не влияет для взрослого, но для несовершеннолетнего имеет большое значение.
  Второй момент — это снижение территориальной доступности. На текущий момент доказано, чем больше сеть продажи алкоголя и табака, тем больше потребление в этом районе. Чем ближе сеть продажи алкоголя и табака к образовательным учреждениям, тем выше потребление в этом образовательном учреждении».
      
  Так и  встает у нас перед глазами бедный подросток, которому родители каждый день дают жалкую сторублевку на жалкий фастфудовский перекус – не то завтрак, не то обед. Каждодневно «пионер-герой» от него  отказывается – голодает или кормится объедками с помойки, зато  на сэкономленную сторублевку так же каждодневно покупает пачку сигарет, чтобы скурить ее за день всю от первой до последней 20-й сигареты.  Язвой желудка мучится, с голоду помирает, чужими объедками рыгает, здоровье гробит, но не променяет любимую сторублевую пачку на не менее вредную сторублевую жрачку.  Однако не дремлет  хозяйственный гений Минздрава, акциз растет как бамбук,  наступает для мальца катастрофа – подорожала пачка на целых 10 копеек, более того – на целых 10 рублей! 110 рубликов теперь МРЦ, и негде 10 рубликов-копеек ни спионерить (извиняюсь), ни методом гоп-стопа добыть, ни наварить на сдаче алюминиевых банок за компанию с бомжами… Даже у родителей не проси надбавки, беря подачку на жрачку,  – сто рублей твой потолок, убожество! Мало ли что инфляция – нам самим на бухло и курево не хватает, паразита кусок!
   «Кем ты, люд бедный, на свет порожден? Кем ты на гибель и срам осужден?» - восклицал 160 лет назад поэт Иван Никитин. До сих пор актуально звучит. «Сокращение ценовой доступности» товаров, даже признанно вредных для здоровья, - это «социальное лечение» нации бедностью и нищетой. «Бедность не порок, но нищета – порок-с», - запоминают школьники из Достоевского. Вот-вот. 
  Ценовая недоступность магазинного ассортимента – со всеми там спиртными напитками, сладкими  газировками, ветчинами, колбасами, чипсами, сигаретами - означает для потребителя в лучшем случае бедность, в нелучшем -   нищету. Перемотивировать человека на ЗОЖ обнищание не способно.  Никакая  «песня» тебя не движет к высоким целям, на душе один рефрен: «Ведь мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть» (из репертуара группы «Крематорий»).  Прозябание за чертой  бедности – проблема не только подростков «из неблагополучных семей» (благополучные семьи достойно организуют и контролируют «тинейджерский шопинг»). Пенсионеров с инвалидами касается – кто бы спорил! Экономить можно на качестве питания, на лекарствах и много еще на чем. 
  А «территориальная доступность» -  по Салагаю, враг номер два, «второй момент»?  Кто беспокоится о шаговой доступности магазина  - подростковые «банды»  или дедушки да бабушки, с палочками-тросточками, инвалиды хроменькие? Неужели чем ближе к зданию школы какая-нибудь «Пятерочка», тем больше школьники курят и пьют?   Других нет методов противодействия курению и пьянству, включая соблюдение действующего законодательства? 
  Всё входит в  инфраструктуру застроенной местности – и школа,  и детсад, и столь же знакомые детям магазины, где мама с папой отовариваются…  Если подростков, то и дело заглядывающих в торговый зал (почему бы и нет?), привлекают не разнообразные «вкусности», сладости для младости, а самые запретные алкоголь и табак, значит, дожили мы до жизни такой со всеми нашими антиалкогольными и антитабачными мерами, какое тут «снижение спроса»! Вместе с тем в сетевых супермаркетах продавцы-кассиры бдят и не позволяют «беспаспортной юности»  приобретать «запретные плоды». Можно взрослому дяде сунуть денежку и попросить, но это «стрёмно» (или дорого, если заодно «финансируется» собственно дядина бутылка или пачка). Однако, предположим, «в окрестностях» некая торговая точка нарушает многие запреты, в том числе возрастные ограничения. Какие километры напугают целеустремленных (и небезденежных) ребят, вожделеющих выпивки, курева, «жевательного» табака, модного вейпинга, чего угодно?!  Они ж, ребята, не пенсионеры, не инвалиды, не домохозяйки, не «декретницы»  при грудных младенцах, озабоченные шаговой доступностью розничной торговли.  Гражданам упомянутых категорий, допустим, безразличны алкоголь и табак, только вот магазины с урезанным ассортиментом, лишенные лицензий,  зачастую закрываются. Несмотря на все полезные товары, в них присутствующие. Так и стоят годами закрытые-заколоченные, торговые площади простаивают впустую – не Скандинавия у нас, что поделаешь? «Овощи-фрукты», булочные-кондитерские, отдельные «Рыба» с «Молоком» уступают место сетевым ретейлерам  – в Московском регионе сплошь и рядом. А ретейлерам выгодны полноценные, полноправные предприятия торговли, в коих, как в Греции, «всё есть». Даже под вывеской  «сети для здорового питания» наличествует пиво – 18+!  
  Существующую в стране продуктовую  розницу не получится одним махом «обезалкоголить» и «обестабачить». С идеями великих перемен (или потрясений?) в торговле почему-то не носятся ни Минпрос, ни Минсельхоз, ни Минстрой,  ни даже Минфин и Минпромторг. Одному Минздраву неймется, хоть это непрофильная для него отрасль, вообще говоря. 
  То же относится и к идее перевести в подакцизные товары целый ряд продуктов пищепрома. Ёжику ясно: если ставится цель в конце концов (к две тыщи тридцать мохнатому году) вывести из оборота табак и отчасти алкоголь, то  под нож пойдут куры, несущие в бюджет золотые яйца, подрубится сук, на котором «госфинансово» сидит здравоохранение, и акцизное бремя на кого-то нужно заранее переложить – ну да, на пищепром. То, что снизится ценовая доступность  лучших по вкусовым качествам безалкогольных напитков и «продуктов переработки красного мяса», а самая примитивная дешевая газировка, самая «отстойная» колбаса от новых цен только выиграют, - дело десятое. Не нам же, чиновникам, дрянью травиться? 
  Недавно болтовня о «макарошках» на 3500 рэ стоила карьеры скромной региональной чиновнице. И поделом! Без нее «большевики обойдутся».  Настоящие идеологи бедности и нищеты не о «макарошках» судачат, а начинают, как видим, с табака и алкоголя…

   Александр ФИШМАН


К списку новостей