Ценность сигары


28.02.2017


«Цена манильской сигары» - книжку с таким названием я обнаружил на аукционе. И купил не задумываясь. Задумался потом, когда начал читать.
  Автор – журналист-международник, собкор «Правды» на Филиппинах Леонид Кузнецов, - рассказывает советскому читателю о далекой-предалекой стране. Это сегодня, берясь за рассказ даже о самом крайнем крае света, нужно все же оглядываться – путешествуют сегодня много. А раньше – лепи горбатого, никто не проверит.  
  Одно в книге безупречно – идеологические установки: богатый несомненно плох, а хорош – бедный. Обо всем остальном можно писать, в суть не вникая. Просто чепуху писать. Например, о сигарах. «Вот сушатся большие, со сковородку, листья, вот некоторые из тех, что «пересидели» в сушилке, чуть-чуть увлажняют».
  И, разумеется, труд тех, кто делает сигары, - адский, «желтые, табачного цвета лица работниц», «за смену нужно свернуть сто пятьдесят штук. Вручную». Вот на что должен соглашаться простой трудовой люд Филиппин, чтобы ублажать богатеев.
  По-другому было нельзя. А так ли уж – нельзя?
  В те же советские времена на Филиппинах работал другой журналист – Дмитрий Косырев, наш с вами коллега. Кстати, командирован был от той же «Правды». И уж совсем совпадение – он менял в манильском корпункте «Правды» Леонида Кузнецова.
  Косырев тоже писал – и репортажи, и романы (автор десяти книг). Он смог по-другому. Как смог быть честным его дед – министр иностранных дел СССР Дмитрий Шепилов, громадная фигура в том советском руководстве – интеллигент, личность. Спорил со Сталиным, не соглашался с Хрущевым. Хрущев и  изгнал непокорного интеллектуала с партийного Олимпа. Думаю, Хрущеву было по-человечески очень не комфортно рядом с Шепиловым (Никита Сергеевич предпочитал резолюции на документах надиктовывать, так как грамотно писать не умел – в одном слове делал по несколько ошибок).
  Многое зависит от личности. А там где личность, там часто и сигара. Хрущев сигары не любил, получал от Фиделя подарки и передаривал. Правоверный коммунист-международник Кузнецов сигару в руках не держал (судя по тому, что писал про «пересидевшие» в сушилке листья). А вот Дмитрий Косырев – большой любитель сигар. Они у него и в жизни, и в романах. И дед Дмитрий Шепилов сигары любил – и своем кабинете на Смоленской площади, и потом – в опале. Когда в опале, то, наверно, те, что ему внук привозил – манильские сигары. Может они вместе и курили. Сигара с другом, со «своим» – главная сигарная ценность.


   Андрей Лоскутов


К списку новостей