Гималаи. Добрый пастырь Вовка Котляр. Часть I


16.06.2017


Валерий Лаврусь

«Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец»
(Ин. 10:11–16 )
«Ради возможности пойти на Эверест, я согласился бы на любую работу, начиная с судомойки и заканчивая погонщиком йети»
Тенцинг Норгей

Фото 1.jpg

  Из интервью с В. Котляром
– …не знаю, как это началось… Наверное, с детства, как собственно всё и у всех… С детства хотелось путешествовать, хотелось иметь какую-то профессию, которая бы позволяла увидеть мир… Чтобы не была рутинной для меня… И в этом я ориентировался больше на приключенческие книжки. Хотелось, чтобы я был как один из героев Джека Лондона, например. Очень нравилась «Одиссея Капитана Блада». Я даже жалел, что родился не в то время… Нам всем в детстве кажется, что мы родились не там и не тогда… На самом деле это, конечно, только иллюзия… Мы там, где мы должны быть, куда нас назначили.
   Ещё, я думаю, на меня повлиял мой родной отец… Хотя я его знал только до четырёх лет… Он потом погиб в автокатастрофе… Мама про него рассказывала, он был ужасный домосед. Но я про него помню другое. Он мне перед сном сказки-выдумки рассказывал. Не из книжки. Он рассказывал якобы про себя, про свои путешествия, где он идёт на корабле под парусом… или живёт на тропических островах… или пересекает океан… Видимо, он был романтик.
  – Он какого года?
  – Сейчас, наверное, даже не скажу. Когда он погиб, было ему за 50, а мне 4. Было это в 92-м…
  – Значит… приблизительно 42-го?
  – Да. Примерно так. Он мою маму на пятнадцать лет старше. Маме в этом году будет 64. В общем, я не знаю про молодость отца. С этим мне не повезло. И родственников никого не осталось по его линии. Некому просветить меня в этом отношении. Я помню только эти истории-сказки. Только это у меня отложилось в памяти. Но это же не мало?! Идея…

  Начало
  …идея гималайского трекинга к базовому лагерю Эвереста родилась в наших головах на Килиманджаро, когда мы с Юлианой Морозовой в Хоромбо (базовый лагерь Килиманджаро на 3720) повстречали только что спустившихся с горы и от этого счастливых русских девчонок. Они-то нам и прожужжали все уши о прелести прогулки по Гималаям.
  – Легче, чем Килиманджаро? – проникновенно заглядывая им в глаза, вопрошали мы.
  – Ой… да, куда легче!
  – И чем Эльбрус?
  – Конечно!
  А мы и повелись. Действительно… И высота вроде бы не большая, всего-то 5350 метров, и подъём равномерный, аж целую неделю идти, и шерпы-портеры, и относительно комфортные лоджи, не чета килиманджарским скворечникам. Гуляй – не хочу!
  Идея родилась в конце февраля 2016-го, у меня и Юлианы, а реализовывать ее я стал в сентябре, но уже с Галиной Рязановой.
  С Галей я познакомился в мае 2015 года. Она одна из тех, кого мой замечательный херр майор Игорь Котенков – «Кот», затащил на Эльбрус. Правда её восхождение завершилось не в столь мажорных тонах, как у меня, на спуске у нее прихватило колени, и Игорь был вынужден страховать её почти всю обратную дорогу. С досады она даже свои альпинистские ботинки под «кошки» продала, решив – гор с неё хватит!

Фото 2.jpg

  Но ошиблась.
  После Килиманджаро я ей прислал отчёт, и Галя возгорелась желанием съездить куда-нибудь в горы с нами: со мной и Юлианой. Так и получилось. Вот только поехали мы уже с ней вдвоём. Жизнь, она богаче планов…
  Билеты на лоукостер Air Arabia до Катманду мы выкупили ещё в конце сентября. В начале октября оплатили первоначальный взнос в клубе «7 Вершин» и определились с датами трекинга: 9–22 апреля.
  Почему «7 Вершин»? А с кем? Может кто-то есть и дешевле (хотя куда уже, весь трекинг за 1000 долларов), но надёжнее точно нет. С «Вершинами» мы с Юлианой поднялись на Килиманджаро и в целом, не считая некоторых накладок с прилётом и жильём, остались довольны.
  Почему 9–22 апреля? Исходные даты были тоже апрельские – сезон восхождений на Гималаях апрель-май, позже, в конце мая-начале июня, на регион обрушивается муссон со своими кошмарными ливнями и снегопадами. А конкретные даты выбирала Галина, ей крайне важно было вернуться в Москву за неделю до конца месяца, на работе её ждала ежемесячная отчётность. Диспетчерская служба…
  От сентября до апреля – полгода и целая зима. И я тренировался с грузами.  Насмотрелся фильма «Everest», снятого каналом «Дискавери» в 2006 году, где один участник восхождения, астматик-датчанин тренировался перед Эверестом, перенося 60 килограммов на 10 километров. Бак с водой он носил. Нет-нет, на Эверест я не собирался. Я подумывал про Аконкагуа, а там дорогие портеры, и сама поездка-то уже недешева. И я носил 20 килограммов в рюкзаке на расстояние в 10 километров. «На кладбище с блинами», – говорил я друзьям. Ходил вдоль трассы до городского кладбища и обратно. А «блины» - это железные насадки для штанги. И… дотренировался.
  Дотренировался до того, что после Нового года уже не мог полноценно владеть правой рукой. Грузы таскать я перестал, заменив тренировки томографией, физиопроцедурами и уколами…
  И ведь носил же без проблем 10 кг на 10 км… но нет! Нужно обязательно себя угробить. «Лучшее – враг хорошего!», в который раз убеждаюсь.
  К апрелю я подошёл совсем «готовый» к восхождениям: с больной рукой, больной ногой (остатки июльского Эльбруса 2016) и в жуткой депрессии. А то как же? «Скафандр», зараза, подмигивая разноцветными лампочками, пытался саботировать поездку, сколько бы я его не рихтовал и мотивировал.
  Но деньги заплачены, билеты куплены, Рязанова даже трекинговые ботинки уже купила, деваться некуда! Назвался груздём… А то есть люди…

  Из интервью с В. Котляром
  – …есть люди… они, как пример, что в жизни всё достижимо, если ты этого действительно хочешь. Отговорки – они для слабых. Или не для слабых, а для тех, кто по какой-либо причине боится идти к своей мечте. У Олега Куваева есть потрясающая фраза в рассказе «Розовая чайка», девушка говорит главному герою, что он хороший человек, герой спрашивает: «Почему?» А она отвечает: «Потому что ты живешь по мечте… А большинство людей жить по мечте трусит». Как-то так. Фраза зацепила меня. Я каждый день вижу сотни примеров, когда у людей есть куча возможностей, куча шансов. И все ходят на своих ногах… у всех, слава богу, есть руки… глаза… Но они находят отговорки – почему не могут идти к своей мечте.
  – Ты знаешь, я на работу езжу на электричке. И каждый день вижу этого человека, эту девушку. Последнее время у меня правая рука болела, плечо, а тут нужно собираться в Гималаи. И находишься в каком-то размазанном, подвешенном состоянии… Прям… И тут из электрички выходит эта девушка. Она идёт… вся изгибается, переваливается, ноги кривят… Ей ужасно трудно! Ей ужасно тяжело! Возможно, полиомиелит или ДЦП. Но каждый день она идёт на работу… у неё, наверняка, и инвалидность есть, но она едет на работу. У нее, вообще, каждый день, как подвиг!
  – Вот!
  – А ты тут, такой идёшь и страдаешь: больное плечо…
  – Да. Я больше скажу, у меня есть знакомая девочка, примерно моя ровесница, у неё точно ДЦП. И, тем не менее, она сходила на Килиманджаро. Представляешь? Сходила на Арарат, к базовому лагерю пика Ленина, несколько треков в Непале, поднялась на Эльбрус с третьей или с четвертой попытки. Она пытается бегать полумарафоны, блин! Поэтому, когда мне здоровый парень, мой ровесник с пивным брюшком, рассказывает, почему он не может… Я… И не обязательно реализовывать себя в путешествиях, можно реализовывать себя в музыке, в живописи… Там тоже люди реализовывают себя в своей мечте. В том, о чём они мечтали с детства.
  – Даже сесть на Харли-Дэвидсон… в косухе и казаках…
  – Даже сесть на Харли-Дэвидсон…  в косухе и казаках. Просто большинство людей находят отговорки и отмазки, почему они забыли о своей мечте, забыли о том, о чём они мечтали в юности…
  – В детстве…
  – В детстве… И поэтому я какое-то время был такой неугомонный. Ведь, кому-то со стороны может показаться, что мне вообще всё очень легко далось. По мановению волшебной палочки. Эверест, «7 Вершин» - клуб я имею в виду. Все эти мои поездки по миру… Как будто у меня кто-то за спиной стоит и за ниточки дёргает… А это ни фига не так! Вон…
  Перелет

  – …вон наш гид! – ткнул я Гале в сторону стойки Air Arabia.
  8-го апреля в 12:00 мы прибыли в аэропорт Домодедово, отыскали стойки лоукостера, а там уже вместе с какими-то парнями регистрировался Владимир Котляр, молодой, двадцатидевятилетний крепкий парень – наш гид от «7 Вершин».
  Я подошёл, поздоровался, представился, мы обменялись парой фраз, я показал на Галю, та кивнула Владимиру, и я вернулся назад.
  – Тут еще пару групп грузятся. Вон тот с длинными волосами…
  – …Блондин?
  – Да. Он из Крыма, ведёт народ на трекинг вокруг Аннапурны.
  Знаменитых трекингов в Непале несколько:
  - трекинг к базовому лагерю Эвереста – куда идём мы.
  - трекинг к базовому лагерю Аннапурны (восьмитысячник с нравом капризной женщины-убийцы).
  - трекинги вокруг Аннапурны и Манаслу (еще один восьмитысячник, их всего четырнадцать, восемь из них в Гималаях, в Непале, остальные в Каракоруме, в Пакистане).
  – Наших кого-то видишь? – крутила головой Галя.
  – Если и вижу, то всё равно никого не узнаю.
  Всего «заявилось» восемь участников, но в последний момент осталось шесть. Двое «сошли с дистанции» до начала поездки.
  – Ладно… Познакомимся. Давай подтягивать вещи…
  Наш багаж: два больших чемодана. Это нам в «Вершинах» посоветовали не тащить с собой рюкзаки – всё равно портеры носят баулами, а упаковать всё в чемоданы, как пляжным туристам. Вышло два чемодана по 25 килограммов. Как-то много всего оказалось. У меня только детских мясных консервов было почти четыре килограмма. Есть же мне что-то надо, а с Азией в этом отношении всегда проблемы. Специи, чеснок, лук… Из перечисленного, мне с моими проблемами ЖКТ, ничего не подходит. Изначально я заказывал багаж на 20 килограмм – лоукостер за каждый чих берёт деньги: за еду, за места, за возможность переоформить билеты на другую дату, за килограммы багажа, – но когда пришло время собирать багаж, неожиданно выяснилось, его у меня 24 килограмма, а еще не всё! Посоветовавшись с Галиной, решили переоформить билеты на 30 кг груза. Так получалось существенно меньше переплаты.
  Багаж сдали, зарегистрировались, прошли паспортный контроль, зону досмотра, посидели в зале ожидания. И в 14:10, как и полагалось лоукостеру по расписанию, рейсом G9956 вылетели в аэропорт Шарджа Объединенных Арабских Эмиратов.
  Ещё когда мы получали страховки, менеджер из «Вершин» (кроме чемоданов) рассказал нам: со 2 февраля 2017 года в ОАЭ российскому гражданину не нужно оформлять визу. Можно просто из аэропорта Шарджи, куда мы прибываем в 20:10, взять такси и уехать в Дубай. Так мы и сделали. 
  Главная наша ошибка – мы не обменяли доллары на местные дирхамы. И таксисты-пакистанцы нас обсчитывали на курсе, как… как глупых русских туристов. Поездка из Аэропорта Шарджи в «Дубай Молл» нам обошлась вместо 20 долларов, в полновесные 30 за машину! А народа нашего для посещения Дубая набралось много, человек восемь, пришлось брать две машины.
  С такси в аэропорту чуть не вышел курьёз, мы, завидев минивэн с женщиной-водителем, ринулись к ней, размахивая руками. Во-первых, минивэн мог нас забрать всех сразу. Во-вторых, мы инстинктивно полагали, что женщина нас обманывать не станет. Оказалось: женщины возят исключительно женщин. Восток, ислам. На обратном пути мы видели двух женщин-пилотов в длинных платьях, в чадре, но с погонами. Надо полагать, возят они только эмирш и шахинь.

Фото 3.jpg

  Дубаи нас поразили… Циклопичность строений, блеск золота, толпы туристов, обилие воды и роскошь… Бесчеловечная, броская, показушная роскошь. Она лезла отовсюду. Нефтедоллары, обращенные в небоскребы: восьмисотметровый Бурдж-Халив, Башня Розы, Парус. В самоходное метро – вагоны, перемещающиеся без машинистов. В аквариумы для акул. В танцующие фонтаны. В полицейских на Бентли! Представляете, у них полиция ездит на Бентли! Форменное безобразие…
  Посетив «Молл», полюбовавшись на Бурдж-Халиф и танцующие фонтаны, мы решили: а почему бы нам, простым русским туристам, пролетающим в Гималаи, не искупаться в Персидском заливе? Вода то, аж плюс 29! И ближе к полуночи мы пошли искать проход к морю, между бесконечными дубайскими стройками …
  Стройки… Стройки… Стройки… В прожекторах и кранах, в фонарях и лебёдках, с грохотом и сверканием сварок, бесконечные стройки. Кажется, дубайские арабы пожелали застроить каждый квадратный метр берега. Да что там берега?! Они и залив уже взялись застраивать на искусственных повторяющих карту мира островах. Не найдя прохода, мы отчаявшись взяли такси и поехали на Джумейра-бич, самый знаменитый пляж Дубаи. Ехали двумя машинами, не договариваясь куда именно (Джумейра не только самый знаменитый, но и очень большой пляж), а приехали так, что машины встали рядом. Парадокс!
  На Джумейре наша молодежь купалась, а мы с Галиной сидели не песочке, дышали морским воздухом и фотографировали знаменитый небоскрёб «Парус» – Бурдж-эль-Араб.
  Когда-то давно у меня была мечта, воочию увидеть этот знаменитый небоскрёб. Чем-то он меня притягивал. Наверное, своей экзотичностью. Море, странной романтичной формы небоскрёб… «Белеет парус одинокий…» Но время шло, мечты менялись, некоторые канули в Лету, многие потеряли свой блеск и привлекательность. Увидеть Бурдж-аль-Араб из таких. И всё же она исполнилась. Видимо, очень сильная мечта. Все настоящие, сильные мечты сбываются. Правда-правда. Хотя в определении мечты обязательно присутствует условие её «несбыточности». Сбылась? Значит, уже и не мечта.

Фото 4.jpg

  Возвращаясь в аэропорт, я думал: наверное, стоит приехать сюда с Валико. Как в диковинную волшебную страну, как в сказку. В экзотическую восточную сказку из «Тысячи и одной ночи». На недельку. Не больше. А то будет утомительно.
  Пройдя хитрую систему опознания (паспорт в ней привязывается к некоторым биометрическим характеристикам лица, вероятнее всего, исходя из того, как широко приходилось раскрывать глаза, к радужной оболочке глаза), мы вернулись в аэропорт. Досидели в кафе до вылета, и в 3:50 местного времени вылетели в «Родное Катманду»…

   Продолжение следует…



К списку новостей