ВАРАДЕРИАНСКИЙ ДНЕВНИК, часть VI


06.02.2019


Писатель Валерий Лаврусь, член Московского сигарного клуба, продолжает свои кубинские заметки - часть шестая (здесь  части  первая, вторая, третья, четвертая, пятая, седьмая, восьмая и девятая).

  Сегодня узнал, чем здесь закончился «Полдень»…
  В Бухту Свиней нас вёз друг Беатрис, Николас, бывший государственный директор государственных заводов, нынешний директор (владелец?) кооперативного таксопарка и кооператива по аренде автомобилей. (Нарождающийся класс собственников?) А ещё… а ещё он — выпускник РКИИГА. Рижского Краснознамённого института инженеров Гражданской авиации. Был такой замечательный советский вуз, которого больше нет, Латвии не нужна авиация, никакая: ни военная, ни гражданская, их абсолютно бесплатно, за просто так, за их прекрасные голубые балтийские глаза будут обслуживать и охранять немцы, французы и прочие англо-саксы. Так им обещали. И они поверили. Их право. Но я отвлёкся…
  Так вот… А ещё у Николаса дети в России. И он недавно к ним приезжал, а это совсем не средние кубинские деньги… Не-е-е-ет… совсем не прост наш Николас. Как же он оказался у нас в гидах? Наверное, Беатрис, за неимением свободных гидов, по-дружески попросила его отвезти нас, а он по-дружески согласился.
  Он приехал на жёлтом такси с личным водителем (директор же таксопарка).
  По дороге мы как обычно кемарили, пятый день, а мы всё не в ритма, а ещё бездомные канадцы с тараканами шляются…  Николас не стал нас будить, он просто начал рассказывать на русском о том, мимо чего мы ехали. О плантациях манго, апельсинов, бананов, ананасов (оказывается они есть!), о том, что всего этого ещё вчера не было, тридцать лет назад весь Остров был засажен сахарным тростником, и работало более 600 сахарных заводов. Но потом цена на тростниковый сахар упала, и теперь тростник выращивают только для собственных нужд. На сахар и ром. Сахарных заводов осталось всего 40, а землю отдали под другие культуры. Но! За сотни (за три сотни!) лет земля высосана монокультурой до донышка. Нужны удобрения. Много удобрений. И теперь Куба…
  Николас рассуждал обо всём этом как человек… государственный, обличённый властью, способный принимать государственные решения. Ну да, директор же…  Но всё равно дежавю. Перманентное ощущение, что попал в конец 80-х. Помню наши люди, включая советских директоров, в те достославные времена «перестройки» вот точно так же, как Николас рассуждали: что де надо ещё что-то подправить в экономике, что-то немного изменить в управлении, добавить ответственности, и тогда…  И тогда… Где они, рассуждатели?
  Меж тем по дороге начали встречаться однотипные мрачные, серые, пятиэтажные коробки. Пустые. Брошенные. Я спросил, и Николас грустно ответил: «Интернаты для детей средней и высшей школы». Вот как… Здравствуйте, школы «Полудня»! Вот вы какие. Это здесь должны были воспитывать будущих звёздопроходцев… Трудовое воспитание рулило на Кубе в 70-е, 80-е и даже 90-е. Рулило, да не вырулило. «Полдень» быстро закончился. Закатился. О. чёрт… защемило вдруг внутри…
  Через два часа появилось Карибское море. Синее, красивое, теплое, ласковое. Нырнуть там не просто, а очень просто. Черные парни за 25 куков сдают в аренду снаряжение и позволяют (под их присмотром) подайвить в бухте с берега. Плавали минут пятьдесят. Коралловый риф. Как всегда, красиво и немного таинственно. Но всё же той красоты, как на Красном море, я снова не увидел, пока Красное море вне конкуренции. Но мы заглянули в затонувший американский десантный катер. Прямо здесь в далёком 1960-м американцы пытались высадить своих командос, и заслуженно получили по рогам. Теперь в отверзших, заросших травой и кораллами люках, в глубине и темноте трюмов тихо шевеля своими растопыренными плавниками и жабрами висели в солёной прозрачности полосатые крылатки, а на дне трюмов покоились кости гордых властителей мира, англо-саксов (а даже если и не покоились кости, то точно покоилась их гордость, их честь, их гонор, «honor», как они сами её называют),  а прозрачность вокруг такая тёплая, такая спокойная, даже безмятежная, словно тут никогда ничего и не происходило.
  Выбравшись на берег, я подумал, что хорошо было бы нырнуть в пещеру (провал), в ста метрах от берега, её нам показал Николас перед дайвом, вот где должна быть настоящая красота! Но туда не пускают. Сдав снаряжение, мы с Валико ещё немного поплавали с маской, а потом там стало людно, приехал целый автобус туристов, и мы уехали.
  На обратной дороге остановились на Плайо Ларго, искупаться. Удивительно, но вода там совсем другая, как на Волге, зеленоватая и какая-то совсем не солёная. Видимо в море идёт смыв с великих болот Сапата. Пока мы купались, Николас на берегу болтал с местными полицейскими, те по какой-то надобности подъехали на УАЗике. За день Николас ни разу не зашёл в море, хотя вроде бы жарко. Но кубинцы в декабре не купаются — зима же! Он это прокомментировал хохоча, уже в такси. Сам он очень хорошо понимал русских, в ноябре 15-го, когда он приезжал в гости в Россию к своим уже взрослым детям, он даже пытался искупаться в Балтике, в ледяной Балтике.
  Недалеко от пустынного пляжа в деревенском придорожном кафе нас накормили. Четыре блюда из набора «мясо-рыба-крокодил-птица-креветка-лобстер», в зависимости от сезона. Нам достались: курица, рыба, креветки и лобстер! Всё по-домашнему, всё по-деревенски, на огромных как тазик блюдах! Разбираясь во всём этом разнообразии, я вспоминал, Беатрис говорила, что страна ещё совсем недавно голодала. Слава Богу, это в прошлом. Одолеть еду мы не смогли, но  надеюсь, она не пропала, семья у владельцев кафе большая, пока ели, я насчитал троих детей. Между прочим, такая большая семья на Кубе сегодня редкость, страна стареет, и пенсии (наш больной вопрос) у них давно с 60 и 65.
  И снова интернаты, снова тягловые лошади, брички, продажа фруктов и овощей на дороге из-под полы… Ощущение, что всё это я уже где-то видел. А ещё стало понятно, почему Беатрис говорила про дефицит овощей в Гаване. Да, растят. Да, выращивают. Но отвезти не могут, как уже писал, нет нормальной логистики, нет грузового транспорта. И пассажирского тоже нет. Впрочем, возможно, ещё и нет ответственности за работу, за результаты труда, утрачен сам смысл труда. И непонятно, будет ли обретён? В России, кажется, его так и не нашли.
  На подъезде к Варадеро завернули в городишко Карденс. Водитель хотел завезти домой апельсины и картошку, купленные по дороге. Мы всполошились (не могли на дороге что ли?) и вспомнили про зелёные кислые ананасы, которыми нас кормили в отеле. Водитель вздохнул, но нашёл городскую овощную лавку, где нам продали пару «еловых яблок» за один кук. Всего за один кук! Только их подали в автомобиль, салон наполнился сильнейшим, вкуснейшим, фруктово-кисло-сладким ароматом. (Они и на вкус оказались куда лучше тех, что подавали в столовой). И откуда такое чудо, удивился я? Николас объяснил: в отеле свои, отельные поставки, а потому кислые. Потому, блин, почему?!


К списку новостей