ВАРАДЕРИАНСКИЙ ДНЕВНИК, часть VII


08.02.2019


Писатель Валерий Лаврусь, член Московского сигарного клуба, продолжает свои кубинские заметки - седьмая часть (здесь  части  первая, вторая и третья, четвертая и пятая и шестая).
 
  Шестой день на Кубе, и в этот день мы познакомились с кубинской «маньяной».
(«Маньяна» — mañana — завтра, ближайшее будущее. В испаноязычных странах туристам известна в нарицательном смысле, в смысле: «никогда», «после дождичка в четверг», «когда рак на горе свистнет»)
  Всё началось часа в два ночи. Внезапно отключилось электричество. (Уже утром выяснилось, отключилось в нескольких номерах, в том числе в нашем. Может быть даже «выбило пробки».) Обнаружила это Валя, когда без света стала биться в туалете, как летучая мышь. О такой незадаче (проблемой назвать, язык не поворачивался) я доложил во время пробежки. Забежал на ресепшен, по телефону звонить не рискнул, по телефону нужно на испанском, а тут и на английском «твоя-моя»… После пробежки пошли купаться (сто лет не купался на рассвете!). Пока плавал в море, волновался, вдруг придут налаживать электричество, а нас нет, неудобно получится. Рядом плескалась ещё одна пара, тоже, по-видимому,  русские. А то, кто ещё? Канадцы что ли? Боясь пропустить интересное, мы по-быстрому выбрались на берег, оставив наших соотечественников, и торопливо вернулись в номер. Но… электричества не застали.
  После завтрака я вновь решил напомнить о себе. Вылизанный, какой-то не в меру лощёный мальчик с ресепшена отправил меня в очередь к «кастомеру», так и сказал: вон, мол, «кастомер», идите к нему, он решит все ваши проблемы. К «кастомеру» уже скопилось человек пятнадцать, притом, что у ресепшена, кроме мальчика стояло и скучало ещё четверо работников вместе с той сеньоритой, которой я ещё ранним утром подал заявку. «Мы пошлём к вам кар», — обещала она. Ага… Послали. 
  За десять минут стояния (всё это время я накручивал себя, как же так… у нас нет электричества, а им по фигу, стоят вон, усмехаются, мне даже показалось, что гадкий мальчишка, рассказывая что-то своей напарнице, как-то особо нагло поглядывал в мою сторону и ухмылялся)… За десять минут стояния я вскипел до нужного уровня, крышку сорвало, и пошёл орать на этого мальчишку. Сею секунду же на мой крик примчался шестой, старший и клятвенно пообещал, что вот прямо сейчас, не успеем мы вернуться в номер, всё исправят и наладят, и он даже принялся куда-то демонстративно названивать… Или он всего этого не говорил? Или мне показалось? Испанский-то я не знаю. Мы махнули рукой, будь, что будет, и уехали в супермаркет, за кофе и ромом.
  Но если уж день не задался, то ничего хорошего не жди! И в супермаркете нас как-то очень быстро обсчитали на пять евро, я даже рассмеялся, как быстро.
  Ещё один лайфхак вам в копилку:
  Есть целая система, как обмануть туриста в магазине: например, не указать ценник на товар (весь товар на Кубе продаётся в государственных магазинах, и везде имеет одну и ту же цену); а на ваш вопрос: сколько стоит, ответить завышенной ценой; и если вы не попросите чека, вас обманут.
  И, конечно же, это мелочь… Ерунда! Подумаешь, пять евро! И, конечно же, бедным кубинцам больше негде взять денег, а у туристов всё равно их куры не клюют… «Чё, жалко штоль?» Но это уже было не первый и даже не второй раз, а ещё в номере не было электричества, и всем на нас было насрать... Как в России. Социализм у них тут, блин… Хотя обман туристов явление в мировой туристической практике не уникальное, везде так.
  От расстройства мы ещё накупили маракасов, бейсбольный мяч и берет с Че в подарок. Не знаю, обманули ли нас ещё или нет, особенно с беретом Че…
  Че! Боже мой, я ещё ничего не написал про Че!
  Стоп. А нужно ли писать про Че, если даже на моём кепи, купленном на Канарах, Че? Наверное, не нужно. Че — мировой кубинский бренд. Торговый знак! Че… И тут закрадывается гаденький вопрос: а любят ли кубинцы Че? или торгуют им? Например, как мы Лениным и Гагариным. Как турки Ататюрком… Как торгуют Ганди, Мухаммедом и Христом. Революционерами, космонавтами, пророками, Богом… Sic transit gloria mundi, етить…
  Кстати, Че безусловно, конечно, вне всякого сомнения, легенда, но в кубинской революции был ещё третий (или четвёртый), кроме Фиделя, Че  (и Рауля). Камило Сьенфуэгос, но его на открытках и книжных обложках нет, слишком рано он погиб, в октябре 59-го. Но кубинский народ его очень любил. Да-да… «Любил». Снова та самая «глория мунди».
  Расстроенные и удручённые обманом, «маньяной» и «глорией мунди», мы плелись на автобус. Жизнь была мрачной, судьба злодейкой, электричества не было… и тут… фр-р-р-р-фыр-фр-р-фыр-фыр… птичка танцевала в воздухе, зависала, делала кульбиты, переливаясь изумрудно-зелёными цветами радуги. Колибри! Местный кубинский зелёный колибри! Мы были так удивлены, так восхищены, что плохое настроение вмиг улетучились. Смешно. Мы что же не видели по телевизору колибри? Конечно, видели! И не раз! Но нет! Вот он. Живой, настоящий, жужжит, и, не врут, значит, в телевизоре, есть такое милейшее создание, есть такое чудо. Правда-правда, есть!
  Но белая полоска была слишком узка, колибри улетел и снова полил дождь. И захолодало. Мы окончательно расстроились и вернулись в отель. А электричества по-прежнему нет! Я вздохнул-выдохнул, успокоился и пошёл на переговоры с горничной. Милейшее создание (как колибри), романтическая девушка-мулатка, она никогда не вытирала пыль, но ежедневно писала нам любовные послания: «Dear friends, I hope… I wish… with love…» Но и она не смогла решить нашу проблему (а похоже, это уже была самая настоящая проблема).
  И тогда после обеда мы пошли на крайние меры. Мы взяли и нажаловались нашему отельному гиду. Жук он, конечно, хороший, но у него работа такая: не только впаривать бедным туристам «посмотрите налево, посмотрите направо…», но и защищать наши интересы.   И гид совершил героический поступок, расправив грудь, он решительным шагом направился к стойкам ресепшена и на повышенных взялся что-то объяснять забывчивому персоналу. Говорил минут пятнадцать… Горячо и убедительно… И вуаля! Когда мы уже совсем отчаялись, электричество вернулось в наш дом! Хрипло Ниагарой замурлыкал холодильник, забубнил на испанском телек (из русских каналов только НТВ-Америка). А тут ещё пришли ремонтники, и ни с того ни с сего (об этом мы даже не заикались, чесслово), сделали большое во всю стену сдвигающееся окно, оно у нас еле открывалось. Два весёлых разговорчивых парня с бейсболками, сдвинутыми на затылок, за пять минут всё отремонтировали и ушли. Прям, чудеса какие-то! Что же такого наговорил наш гид?
  Теперь мы валяемся дома, а к восьми нам в японский ресторан, один раз за курсовку можно бесплатно посетить тематические рестораны, а их три. Мы думали-думали… и выбрали японский. Был ещё итальянский и мексиканский, но мы выбрали японский. Почему нет? Надо было мексиканский? Да ну… Японский! На Кубе только японский. А как же… Мексиканский у них точно аутентичный, даже итальянский возможно аутентичный, а вот японский… На это стоило взглянуть. Ужели они японца к себе заручили? А может быть нашего казаха? Очень интересно.
  А завтра Тринидад и Сьен… Сьен… Нет, не помню я название города основанного французами. Название у него, как фамилия того, четвёртого. (Я же говорю, мы его совсем не знаем). Везёт нас туда подруга Беатрис Мария. По тому, как она разговаривала по телефону, у меня сложилось впечатление, что она наша соотечественница. Подозрительно чистый у неё русский… И как истинный русский я из-за этого немного волнуюсь … Знаю я нашего брата, в смысле сестру...



К списку новостей