Черчилль на фоне Сталина


28.11.2019


В этот ноябрьский день 1943 года открылась Тегеранская конференция, на который впервые встретились лидеры антигитлеровской коалиции -  Рузвельт, Черчилль и Сталин. 
  Сын американского президента - Эллиот – оставил о ней любопытные воспоминания. В них рисуется довольно непривычный портрет Уинстона Черчилля – блестящего оратора с «замечательной, ритмичной, выразительной речью, не чрезмерно цветистой, но всегда насыщенной и до того сочной, что, казалось, стоило взять его слова в руки и сжать их, чтобы брызнул сок». Но вместе с тем - политика из прошлого, главной задачей которого было сохранение колониальных владений Великобритании. Политика напористого и при этом не очень прозорливого. Вот, например, Черчилль убеждает Рузвельта вступить в войну в коалиции с Великобританией: 
  «- А русские? (спрашивает Рузвельт – ред.)
  - Русские! - в тоне Черчилля послышался пренебрежительный оттенок, но затем он, казалось, спохватился. - Конечно, они оказались гораздо сильнее, чем мы когда-либо смели надеяться. Но кто знает, сколько еще…
  - Значит, вы считаете, что они не смогут устоять?
  - Когда Москва падет… как только немцы выйдут в Закавказье… когда сопротивление русских в конце концов прекратится…
  ...В сопротивление русских он не верил или верил очень мало».
  Эллиот Рузвельт отмечает с сожалением  человеческую мелкость британского лидера – например, с президентом США он встречался всегда в штатском костюме, а на Тегеранской конференции вдруг появился в военной форме, чтобы маршалу Сталину показать, что он тоже глава воюющего государства и также имеет погоны, хотя все тогда понимали разность войны на Востоке и на Западе. Саму фигуру Сталина сын американского президента рисует с симпатией: спокойный, твердый, вселяющий уверенность в то, что фашизм будет побежден, настойчивый в переговорах и верный коллективно принятым решениям. 
  Три великих курильщика – Сталин со своей трубкой, Черчилль с сигарой и Рузвельт с сигаретой (в книге он курит папиросы – на самом деле, это сигареты, но их тогда в Советском Союзе еще не знали, и в переводе сигареты названы папиросами) – победили табаконенавистника Гитлера. 
  Уже после смерти отца (умер в апреле 1945-го) Эллиот приезжал в Москву и был принят Сталиным. Эллиот с сожалением отмечает в книге: если бы не ранняя смерть Франклин Делано Рузвельта, Россия и США успели бы закрепить взаимное доверие, возникшее в период войны, и мир мог бы пойти по другому пути.


   Андрей Лоскутов 


К списку новостей