Сигара за Дона Алехандро


02.05.2010


     В день смерти Алехандро Робайны я встретилась с одним из двух владельцев и управляющим La Casa del Habano Hamburg Кристофом Волтерсом.

     Это "тризна" на двоих получилась немного необычной. Но, опять-таки, что можно считать необычным, непривычным с того дня, как я в сигарах?.. Все претерпело изменения и в отношении к жизни, и в восприятии людей и явлений, и к самим отношениям между людьми...

     Встречу в просторном, элегантном сигарном магазине-баре в Гамбурге мы начали со стремительной, с "ноги", энергичной мизерной чашечки превосходного эспрессо. И сразу перешли к высоким тонким бокалам с шампанским, что Кристоф без промедления открыл в это позднее воскресное утро. В довольно большой приемной зале магазина, в правой его части хватает места для миниатюрного, но полноценного бара со стульями и столиками, где проходят дегустации и сигарные вечера. Все есть, все аккуратно и функционально. Знаменитый немецкий оrdnung во всем. В дополнение к великолепному шампанскому был выбран какой-то эксклюзивный белый шоколад и, конечно, сигары. Coronas от Quai d'Orsay. "Кажется, 2007-го", - сказал Кристоф, стоя на стремянке, чтоб достать сигары с верхней полки своей большой и красивой, с высокими потолками, La Casa, явно "запрятанные" для особого случая. "Что за блаженство!" - я не сдержала восхищения от первой порции ароматного дыма. Знала, что сигара будет отменной, и все же, как всегда эмоционально, поразилась ее букету, - тонкому, без "выскакивающих" нот, дорого и гармонично сложенному, максимально подходящему для первой половины дня. Но не будничного, серого, а для выходного дня. Да и не простого выходного дня, а дня с эмоциональной окраской. Как сегодня. Эта сигара - слияние бархата и меда. Не меда гречишного, что пахнет слишком ярко, или душистого липового, а самого нежного цветочного. Не из экзотических цветов, а из, например, классического, благородного, сдержанного в аромате гладиолуса (если такой мед существует или мог бы существовать).

     Большой портрет Робайна висел на стене... Набрали Сингапур, номер нашего дорогого друга.

     "Грустный день сегодня, так ведь?"
     "Совсем не грустный, Виктория! Робайна - он, так же как и мы, любил жизнь и радости ее! Выкурите за него хорошую сигару, вот это будет правильно!"
     И сигару хорошую выкурили, и прошлись по самым сумасшедшим местечкам Гамбурга. Выпили пива в обшарпанном культовом маленьком баре со старомодным телевизором, месте, очень кинематографичном в своей незатейливости, там пахнет кожей, пропитанной потом и пивом, там собираются настоящие профессиональные боксеры (в подвале есть настоящий ринг) и веселые, непритязательные разбитные женщины ночного образа жизни. Заглянули в лавки с товарами недвусмысленного назначения, для всех разнообразностей неплатонических утех, пошутили насчет гуляющей средь бела дня крайне вычурно одетой парочки трансвеститов... Посмеялись тому, что крупное отделение полиции города находится прямо в "эпицентре" этого развеселого района. Затем проехались в открытом кабриолете под нежным весенним солнцем по набережной... Очень скоро здесь будут стоять лотки с рыбой, а публика будет вкушать свежайшую рыбную плоть в ресторанчиках по всей протяженности рыбного ряда...

     Кристоф рассказал историю, раннее вкратце слышанную мной от Вилли Альверо, как Робайна приезжал в Гамбург, где-то в 1997 году. Тогда у него были проблемы с глазом. Один известный, талантливый окулист посмотрел его и предложил операцию, сказав, что она Дону Алехандро нужна довольно срочно. И операция и нахождение в самой клинике стоили дорого. Доктор сказал: "Я сделаю такому потрясающему человеку все бесплатно. Единственное мое условие - одна коробка сигар в год." Узнав об этом предложении, кубинские дипломаты не согласились дать свое разрешение оперировать Робайну, сказав, что на Кубе в состоянии сделать любую операцию. Дон Робайна уехал ни с чем. Как сказал Кристоф, в дальнейшем зрение Робайна на этот глаз существенно ухудшилось, практически до его потери.

     Мы разговаривали о сигарах и о сигарном бизнесе, что он, не смотря на запреты, все же как-то движется в Германии. Однако им часто помогает "удержаться на плаву" магазин в Лондоне, где управляется Митчелл, партнер Кристофа (немецкая часть так и называется: La Casa del Habano Hamburg - Orchant & Wolters GmbH). Лондонские продажи с первого года тотальных запретов, когда даже всегда улыбчивый мистер Саакян, владелец Davidoff London, часто выглядел очень озабоченным, все-таки более-менее выровнялись. Ну, нельзя же долго запрещать устоявшиеся десятилетиями "знаковые" удовольствия респектабельного общества! Вот, как я выяснила, в Гамбурге все-таки существует пара мест (не считая La Casa), где можно курить в закрытом помещении, правда, только в определенное время, но уже сам этот факт радует приверженцев хороших сигар. Да иначе и быть не могло в этом, хоть и по-немецки пунктуальном и аккуратном, но каком-то озорном, свободолюбивом, вечно продуваемым шкодным ветерком, городе.

     Еще раз хороший кофе на симпатичной террасе... Солнце пока еще "прохладное", пока не жжет, а только разглаживает морщинки, "надевает" на лица первые весенние полу-улыбки. Приглашение на ужин в отличном ресторане мне пришлось отклонить, - я должна была вечером ехать в другой город. День прошел в заданном с утра настроении: воспоминания, шутки и какая-то нежная грусть, с прохладным, ветреным весенним солнышком вперемешку... Привет с Кубы... Как будто мы чувствовали себя "обязанными" Дону Алехандро не ударяться в тоску или обычные погребальные речи. Пара слезинок все-таки накатилась, тут же высушенная неизменным гамбургским ветерком. Познакомившись, как и мои коллеги, с еще бравым, жизнелюбивым стариком в его очень преклонном возрасте, знала при каждой встрече - узнает, издалека видит, рад... Прожил не столь легкую жизнь, с тяжелым крестьянским трудом, с противоречиями своей страны, видел и те глупые и унизительные трудности "на ровном месте", что возникают только при "особенностях социализма", испытал и почет и всемирное восхищение. Почти до конца дней не выпускал сигару... хотя бы из руки... Вот что Кристоф сказал об ушедшем, как знал его весь мир, короле кубинских сигар: "Да, это был человек-звезда. Он был на своем месте. Любил общество, умел уделить внимание, правильно принять самых преданных кубинским сигарам людей. Его, конечно, никто не заменит. Ни внук, ни кто-либо другой."

     Такой получилась встреча, - совмещенной с проводами самого известного сигарного фермера, "иконы" кубинской сигары, в нашей маленькой, конкретно взятой компании. Думаю, каждый сигароман на этой планете присоединился к тризне, посвятил хотя бы несколько своих, особых минут личным воспоминаниям о Доне Алехандро. Надеюсь, Кристоф не повесит черную ленточку через портрет Робайны...

 

 

     Виктория Радугина
     Фото: 2008 год, вечер "Эпикур", Гавана, Куба


К списку новостей