Иван Кононов. Стихи


15.12.2017


Смело, злободневно, юмористично. Так пишет известный телеведущий Иван Кононов. О своей телевизионный карьере он скромно говорит, что все в прошлом, это было давно, его мало кто помнит. Хотя многие прекрасно помнят такие телепередачи, как «Третий глаз», «Пресс-клуб», «Вместе» и многие другие.
  В Московский сигарный клуб Ивана Кононов пришел в роли поэта. Его, некурящего,  пригласил Руслан Макаров.
  «Иван – близкий друг Виталия Сундакова. Хотелось познакомить вас с его литературной частью жизни. Заслуг у Ивана много, он – автор и продюсер многих больших проектов», - сказал Руслан Макаров.
  Андрей Лоскутов: Вы были человеком публичным, телевизионным, потом вдруг ушли оттуда, где слава и популярность, - в поэзию, где точно нет ни того, ни другого. Почему?
  Иван Кононов: Поэзией я занимаюсь с детства, всегда она шла параллельным курсом. Все время, пока я работал на разных каналах, в разных проектах, я писал стихи. А с 1987 года - песни. Одна из них сразу попала в десятку и популярна до сих пор, с каждым годом она становится более народной – называется «Левый берег Дона». Я ее написал 30 лет назад. А стихи всерьез, отодвинув суету телевизионную, стал писать, когда перестал светиться на экране. И как ни странно, как только я отметил 60-летие, стал еще более продуктивно работать. И за это время написал много больших вещей. И сейчас выпустил книгу  в стихах с иллюстрациями Андрея Бельжо.
  Андрей Лоскутов: Здесь сегодня члены Московского, Зеленоградского, Сибирского сигарных клубов, как думаете, они пришли на Кононова медийного или Кононова-поэта?
  Иван Кононов: Я скажу честно. Для меня поэзия – это самое главное, что есть в жизни человека. Это стремление понять, ради чего все происходит с тобой, с землей, здесь, в нашем бытии. Стихи для меня – путеводный знак, для меня лично это поиск ответов на самые главные вопросы – что, зачем, почему. Я пишу, наверное, местами жестко, я бы сказал, с пометкой 18+, потому что время – настолько полифонично, что вызывает разные эмоции. Сегодня я хочу вам прочесть поэму – это такой эротический триллер, написанный в 27 стихах, с прологом и эпилогом. Я вообще, сейчас рискую, потому что дописана эта поэма буквально вчера. Я поставил перед собой задачу, когда Руслан Макаров мне сказал, что мы здесь встречаемся, а у меня она еще была в процессе, в итоге меньше чем за месяц я написал такую вещь – «Голый Вася, или Херассмент» - в свое время тема, здесь обозначенная, очень задела меня за живое.
  Андрей Лоскутов: Когда Вы закончили "Васю...", кричали что-то типа «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!»?
  Иван Кононов: Я не кричал «Ай да Кононов! Ай да сукин сын!» Но я был очень рад. Когда ты двигаешься в каком-то направлении, пишешь, каждый раз находишься перед бездной, вглядываешься, что там забрезжит дальше: какой тебе даст импульс, какую даст подсказку, какое даст слово… И здесь я хулиганил, поэтому искал точные хулиганские формулировки. В какой-то момент, когда создаешь такое произведение, чувствуешь себя беспомощным, а потом – раз, и на тебя что-то находит, ты испытываешь блаженство, потому что нет ничего приятнее на свете, чем получить подарок от бездны в виде какой-то формулировки. Я сам смеялся и радовался, когда все дописал, а будете смеяться и радоваться вы, – время покажет.
  Остожье: луга и покосы
  Душистого сена стога.
  Крестьяне и голы, и босы,
  И нет перспектив ни фига.
  Но этот уклад был нарушен -
  На месте лугов – лебеда,
  И вот вместо царских конюшен
  Раскинулась тут слобода.
  Кто мог бы подумать когда-то
  И скудным умом осознать,
  Что алчна, тупа, воровата
  Сюда вдруг потянется знать.
  И станет Остоженка краем
  С безумным элитным жильем
  Для тех, кто вождем избираем
  Придворным элитным жульем.
  Войди в тайный заговор с Богом,
  Сполна миллиардов натырь,
  И будет трезвонить под боком
  Зачатьевский монастырь...
  (Сигарный портал публикует только начало поэмы, продолжение – под знаком 18+ останется за кадром. Тем, кто не был на этой встречи, придется поверить на слово – было интересно. Поэму «Голый Вася, или Херассмент» Иван Кононов читал участникам вечера больше часа.)
  Андрей Лоскутов: Когда автор пишет, сразу рассчитывает, на кого пишет?
  Иван Кононов: Нет. Я есть тот, кто вокруг меня. Я писал для вас, для тех, кто будет еще рядом, потому что каждый человек – это совокупность его окружающих людей. Как бы автор  не прятался от них или не старался быть выше или ниже их, – он есть то, что его окружает.
  Андрей Лоскутов: То есть Вы - кто?
  Иван Кононов: Я кто? Я все, я в этом произведении везде. Я понемногу везде, в каждом. Они же все вытащены из меня, поэтому я – они и есть. Думаю, каждый здесь найдет что-то близкое для себя, для своего понимая того, что происходит. Вообще, я пишу отдельные стихи, вот в следующем году должна выйти моя книжка – сборник стихов. У меня год был только стихами наполнен. А как-то с возрастом мне захотелось системно все сделать, с сюжетом неразрывным... Только со стороны кажется, что я пишу весело, но для меня лично это не весело, это печальные размышления о том, что происходит. И люди, которые есть в произведении, – они так или иначе меня реально окружают. И я благодарен им за то, что они не обижаются на меня за то, что они фигурируют в разных ролях. Божественная моя Донна Луна – сегодня присутствует на этом вечере – она в разных моих стихах под разными именами. В «Сумасшедших» у меня есть и Виталий Сундаков, много в моих произведениях из близких мне людей. Не знаю, прав я или нет, но мне в кайф то, что я делаю. И то, что сейчас накоплено, будет со временем реализовано.
  Андрей Лоскутов: А лирика у Вас есть?
  Иван Кононов: Да.
  Андрей Лоскутов: А можете почитать?
  Иван Кононов:
  Люблю рассержанее всех
  Твое немое послушанье,
  Когда не веря в свой успех
  Ты просыпаешься. Случайно.
  И держишь демонов своих
  На привязи, как фокстерьеров.
  Им основательно велик
  Объем наземных интерьеров.
  Они играют здесь с огнем,
  Напоминают впрямь барбосов,
  Когда устраивают днем
  Пресс-конференцию вопросов.
  И воют вечером в окно,
  Так и не выслушав ответов.
  Любимая, мне все равно не умереть,
  Любви отведав.
  И пусть меня поглотит пасть
  Произнесенной громко буквы.
  К твоим устам хочу припасть,
  Как к непоруганной хоругве.

  ...На протяжении нескольких часов Иван Кононов читал свои стихи. Сигарой этого вечера стала кубинская Partagas. Завершилась встреча фотосессией.

   Оксана Сергеева-Маленькая
   Фото Ульяны Селезневой

_MG_5014.JPG

_MG_5020.JPG

_MG_5022.JPG

_MG_5028.JPG

_MG_5035.JPG

_MG_5038.JPG

_MG_5043.JPG

_MG_5049.JPG

_MG_5057.JPG

_MG_5059.JPG

_MG_5060.JPG

_MG_5063.JPG

_MG_5064.JPG

_MG_5068.JPG

_MG_5071.JPG

_MG_5072.JPG

_MG_5073.JPG

_MG_5074.JPG

_MG_5076.JPG

_MG_5082.JPG

_MG_5083.JPG

_MG_5092.JPG

_MG_5101.JPG

_MG_5102.JPG

_MG_5104.JPG

_MG_5105.JPG

_MG_5106.JPG

_MG_5110.JPG

_MG_5111.JPG

_MG_5114.JPG


К списку новостей