Краснодар. Институт табака


05.12.2017


Институт табака. Если полностью, то – Всероссийский научно-исследовательский институт табака, махорки и табачных изделий Российской академии наук.
  В 1914 году в России произошли два важных табачных события:
  - из Прибалтики в г. Погар Черниговской губернии (ныне Брянская обл.) переехало сигарное производство, которое мы сегодня знаем как Погарскую сигаретно-сигарную фабрику,
  - в Екатеринодаре (ныне Краснодар) начала работать лаборатория опытного табаководства правительственного Департамента земледелия.
  Екатеринодарская лаборатория и стала основой Института табака. Кстати, второго в мире – после итальянского в городе Скафати. Затем уже появились институты табака в Германии, Греции, Турции, Румынии, Кубе...
  Иных уж нет, а те далече. Но наш, российский институт, сохранился. В лучшие времена здесь трудилось 500 сотрудников, сегодня же, как говорит директор института Вадим Саломатин, «вместе со сторожем – 90 человек». Из семнадцати га земли осталось семь – теперь на бывших делянках, где прежде проводились научные опыты, стоят жилые дома.
  Мы приехали в Институт табака с Сергеем Катасоновым, депутатом Госдумы и руководителем рабочего совещания по совершенствованию госполитики в табачной отрасли. Планировали на час, а задержались на полдня – знакомились с руководством института, с ведущими сотрудниками – Евгенией Гнучих, Аллой Миргородской, Татьяной Пережогиной и их молодыми аспирантами, с лабораториями, с работами, которые сегодня ведутся по традиционным табакам – сигаретам, кальянам, а также по альтернативе – по некурительным табачным изделиям, Айкос и Гло, по электронным системам доставки никотина.
  - В Институте табака я уже шестнадцать лет, а до этого четырнадцать лет возглавлял табаксовхоз, - говорит В. Саломатин. – В СССР выращивалось 260 тысяч тонн табака. А сейчас Россия закупает 240 тысяч тонн.
  Советская табачная промышленность – около 40 табачных фабрик – полностью обеспечивалась отечественным сырьем – табаками Краснодара, Брянска, Чечено-Ингушетии, а также Грузии, Молдавии, Украины. Институт табака и сегодня хранит 3000 (прописью: три тысячи!) сортотипов табака (кстати, из них больше ста сортов – сигарные табаки). По мнению В. Саломатина, это национальное достояние, плод работы нескольких поколений исследователей и практиков, когда-нибудь обязательно будет востребовано – тогда, когда, как бы это ни было дорого, мы осознаем необходимость возрождения собственной табачной отрасли.
  Я представлял банк табачных семян как большой холодильник. Оказалось, все намного проще – это ящички с семена (сами семена малы – на ладони поместится 300 тысяч семян), но и одновременно намного сложнее – чтобы семенной фонд не пропал, каждые пять нужно его обновлять, то есть высаживать, выращивать и собирать урожай.  Во время рассказа В. Саломатина, я вспомнил рассказ другого специалиста по сельхозкультурам – Андрея Туманова, депутата Госдумы шестого созыва, создателя Союза садоводов и знаменитой газеты «Шесть соток», которой президент России давал право первого вопроса на своих ежегодных пресс-конференциях. А. Туманов ситуацию с семенным фондом в России определял одним словом – катастрофа: импорт семян овощных культур превышает 90%. А наличие собственного семенного фонда – это вопрос продовольственной безопасности, - заявил недавно министр сельского хозяйства Александр Ткачев (в недавнем прошлом губернатор Краснодарского края). Табак оказался в лучшей ситуации, чем морковь, свекла и томаты – здесь мы обладаем собственными семенами. Благодаря Институту табака.
  В общем, нам есть чем гордиться. Мягко и деликатно я упрекнул Вадима Саломатина в том, что голос такого авторитетного научного учреждения не очень слышен в Москве – на дискуссиях по табаку в правительстве, в Госдуме, в средствах массовой информации. Вадим Александрович пожал плечами – «если б знали, каким количеством хозяйственных вопросов, помимо научных, приходится заниматься». Институт табака – госучреждение, подотчетное Федеральному агентству научных организаций. Его бюджет – 25 миллионов рублей. Но этого не хватит даже на зарплаты, не говоря уже о расходах на науку, на отопление, электричество и пр., и пр.  Институт ведет хоздоговорные работы, выполняет заказы табачных компаний. Получив от государства в 2016 году 25 млн., он в этом же году заплатил 32 млн. налогов.
  - Институт энтузиастов, людей, преданных своему делу, - так сказал Сергей Катасонов о сотрудниках Института табака, с которыми мы познакомились в этот день в Краснодаре.
  Территория Института табака – это маленький город, здесь административные и лабораторные знания  (в т.ч. и постройки 1914 года), клумбы, аллеи. На одной из них мы заметили памятник Ленину. Директор пояснил – отреставрировали к столетию революции.
  Наука, настоящая наука, это всегда бережное отношение к прошлому.


   Андрей Лоскутов 


К списку новостей