О Пиночете. Владимир Травкин в ZOOM-лаунже. Часть I.


25.05.2020


Владимир Травкин, гость нашего «сигарного понедельника», лично знаком практически со всеми главами государств Латинской Америки. Истории, которые он рассказал нам – настоящие штрихи к образу XX века. Уверены, тем, кто не смог присутствовать в тот вечер в нашем ZOOM-лаунже, будет интересно прочесть транскрипт беседы.

  Андрей Лоскутов: Коллеги, у нас в гостях уникальный человек - Владимир Травкин, главный редактор журнала «Латинская Америка» и один из самых тонких и глубоких знатоков этих стран. Сегодня наша беседа посвящена Аугусто Пиночету – человеку, которого одно поколение считало кровавым диктатором, другое – освободителем Чили. Каким же был он был на самом деле? 
  Владимир Травкин: В Латинскую Америку я попал впервые около полувека назад – как раз в Чили. Это, пожалуй, самая далекая от нас страна. После Чили – только Антарктида и пингвины.

  А.Л.: В качестве кого попали туда?
  В.Т.: В Чили ежегодно проводилась сельскохозяйственная ярмарка, на которой были павильоны разных стран, в т.ч. и советский. Это 72-й год. У власти тогда находилось правительство народного единства Сальвадора Альенде. Тогда-то я и познакомился и с Альенде, и Пиночетом. Альенде на тот момент - действующий президент, Пиночет - командующий армейского гарнизона в Сантьяго, столице Чили. 
Прямого сообщения между Москвой и Сантьяго тогда не было. Так что сначала на нашем самолете летели до Кубы, а потом уже тоже на нашем – советском – самолете, но с кубинским экипажем, в Сантьяго. Маршрут только осваивался, поэтому летчики были советские, а стюардессы и экипаж – кубинцы.
  Это было примерно за год до переворота в Чили. Мы сразу увидели, что все там очень интересно, что идет борьба. Тогда, напоминаю, американцы сильно боялись, что будет посторенние Кубы в Латинской Америке.
  В Чили законным путем к власти пришла коалиция левых сил, куда входили коммунисты, радикалы и другие левые группы. Они сформировали коалиционное правительство. Армия в Чили почти всегда была лояльна к властям. И все рассчитывали на лояльность военных, на их верность конституции.
  На самом деле, Альенде нравился не всем, больше всего он, конечно, не нравился американцам. И они не сидели сложа руки. С подачи американцев, с помощью их денег была организована забастовка транспортников. 

  А.Л.: Альенде был коммунистом? Наш парень?
  В.Т.: Он был марксистом, состоял в социалистической партии и был сторонником социалистических мер, но при этом являлся масоном. Интересное сочетание. Рядом ходили другие масоны, в том числе и Пиночет. Они были с ним в одной ложе. Как выяснилось позже, уже тогда верхушка военных готовила переворот.
  Первым козырем заговорщиков стало то, что Альенде ввел в состав правительства военных, полагая, что это укрепит его силы. Вторым – случай с забастовкой транспортников, который произошел на наших глазах. Когда в порт были доставлены грузы, в том числе и для нашего павильона, грузовики забастовали. В результате мы получили два сюрприза.
  Прежде всего появился месяц свободного времени, потому что Аэрофлот на время забастовки решил не продолжать свои эксперименты с полетами в Чили, мы остались без обратного билета. 
Незадолго до этого Чили посетил Фидель Кастро. Сопровождал его - внимание - Пиночет! 

  А.Л.: Реальны ли эти разговоры об экспорте революции в Чили или сыграли внутренние силы? 
  В.Т.: Дело в том, что проблемы в Чили назревали внутри очень долго. И левые находили выход в том, чтобы идти по пути социалистических преобразований, национализации местных рудников – это было тогда единственное богатство Чили, экспортный товар.
  Конечно, влияние со стороны СССР – оно было, но не являлось решающим. Нельзя сказать, что программу революции принесли чилийцам на блюдечке. Это было отражение внутренних процессов.
Пиночет был одним из тех, кто был в заговоре, в который входили командующие вооруженными силами, адмиралы, летчики, военные. Я с Пиночетом  познакомился при интересных обстоятельствах. Наши грузы все-таки приехали. Выставка открылась. Моей обязанностью было сопровождать почетных гостей. Однажды пришла группа военных, во главе с Пиночетом. Я показывал ему станки, сельскохозяйственные машины, которые мы могли бы поставлять Чили. А под конец подарил Аугусто несколько брошюрок о том, как устроена жизнь в СССР. Он внимательно слушал, сложил эти брошюры стопкой, взял подмышку и сказал, что внимательно ознакомится. Не знаю, насколько внимательно он их изучил, но через год случился военный переворот.

  А.Л.: Как вы познакомились с Альенде?
  В.Т.: После сильного землетрясения в СССР в качестве помощи подарил чилийцам строительный комбинат. Мы ехали на открытие, по дороге у нас сломалась машина шведского производства. И мы заехали в первую попавшую автомастерскую, стали просить мастера починить. Слово за слово, разговорились. Сказали, что журналисты. А вы, наверное, шведы? – спросили нас. Мы не стали признаваться, что русские, сказали - шведы. Как вашего шведского короля зовут? - спросили чилийцы. Мы надулись, но вспомнили. В общем, в процессе общения поняли, что не зря не признались, что из СССР - в этой мастерской хозяин и его работники были сторонниками фашистской организации. Еле ноги унесли. 
  Приехали на комбинат, как раз успели. За пять минут до нас появился Альенде и стал расписываться на первой бетонной плите, которую этот комбинат выпустил. Он был в замшевой куртке. Вдруг споткнулся и упал локтем в этот еще жидкий бетон. Я это все пытался снять на камеру, охрана Альенде пыталась меня отодвинуть, а он сказал – не надо, человек работает. Так состоялось знакомство. Альенде, к сожалению, был убит, он покончил с собой во время переворота, когда шел штурм президентского дворца.

  А.Л.: Покончил с собой или его застрелили? Я помню ту фотографию, которая обошла весь мир - Альенде, в руке у него автомат Калашникова. 
  В.Т.: Альенде застрелился из чешского автомата Калашников, подаренного ему Фиделем. Однажды я даже писал журнале об этом - статья называлась «Советская пуля для Альенде». 
  После смерти Альенде прошло много лет. 18 лет диктатуры, два демократических правительства. Но тот переворот в Чили помнят. Однажды мы ездили на интервью с президентом Лардосом, который был одним из противников Альенде. Его за экономические таланты называли Моцартом в экономике. Он нам показывал следы пуль от пуль, следу штурма президентского дворца. 

  А.Л.: В каком году вы брали  интервью у Пиночета?
  В.Т.: В конце 90-х годов. Пиночет был тогда уже командующим армии. 

  А.Л.: Примерно 25 лет спустя после вашей первой встречи на выставке.
  В.Т.: Как раз 24 года. Пиночет заметно постарел. Аугусто нас принял. Вопросы мы ему послали заранее, получили письменные ответы и - возможность лично встретиться. Была своего рода светская беседа.
  Но там была интересная встреча с генералом Красновым. Он родственник нашего генерала Краснова, который, правда, родился в Австрии. В Чили получил военное образование. При Пиночете был в его личной охране. Потом возглавлял контрразведку и прославился тем, что убивал и пытал противников. Краснов прекрасно говорил по-русски, а в кабинете у него висели православные иконы. Но интервью нам дать отказался. Зато пришел в офицерское казино, в котором солдаты устраивали нам обед. И участие в этом обеде принял, хотя и не стал говорить под микрофон. 
  Вспомнил еще интересную вещь, чтобы закончить с Пиночетом. Мы ему подарили альбом с картинами. И тогда я сказал: «Генерал, мы были в вашем казино, там висят картины с Наполеоном. А я захватил из Москвы альбом с изображением победителя Наполеона – Кутузова». Он посмотрел, но ничего не сказал. 
  50 лет уже прошло с того момента, как я начал заниматься Латинской Америкой. Последние 20 лет я возглавлял журнал «Латинская Америка». Два десятилетия.

  А.Л.: Это встреча с Пиночетом и вопросы, на которые он письменно ответил, касались его вины в смерти Альенде и других узников? Ведь международный суд над военными преступниками был…
  В.Т.: Мы его спрашивали. Не прямо, конечно: «Генерал, не жалеете ли о чем-нибудь из вашего президентства?». Он сказал, что делал все правильно и ни о чем не жалеет. Что он горд, так как спас Родину от коммунизма, потому что Чили – страна не коммунистов, а собственников. Это его слова.
  Показательно, что он сдал власть, которую взял незаконным путем. На всенародном голосовании Пиночет начал выступление с вопроса относительно того, оставаться ему у власти или нет. После 18 лет правления. Чилийцы проголосовали против, и Пиночет признал их волю.
  Правда была неофициальная договоренность: не трогать участников военного режима. Долгое время не трогали. Но позже, когда укрепились демократические силы, - начались протесты против сторонников Пиночета. Тогда Пиночет являлся пожизненным сенатором. И он был привлечен к ответственности. В Чили его собирались судить. Но этот процесс окончился ничем, потому что суд признал Пиночета умственно неполноценным.

  А.Л.: Да, мы помним, как тот знаменитый испанский судья, кажется, его звали  Гарсон… старался осудить Пиночета, но - старческая деменция... 
  В.Т.: Да, это был тот самый судья, он как раз и возбуждал дело против Пиночета.

   Окончание - здесь.


К списку новостей