Прямая сигарная линия: Никас Сафронов. Часть I.


11.05.2020


Художник Никас Сафронов стал первым героем нашей новой рубрики «Прямая сигарная линия» – он согласился ответить на вопросы российских сигарных клубов. Беседа заняла более четырех часов. 

  Никас, как Вы пришли к курению сигар?
  Сигары начал курить в 95-м году, в Турции. В страну тогда приехал, чтобы написать на заказ портрет президента одного из банков. В стамбульской гостинице, где я жил, внизу было казино. И вот вечерами, когда делать было нечего, проводил там досуг.
  Я тогда особо не играл, но попробовал понемногу ставить на рулетке, часто выигрывал. Так вот, за столом всем желающим предлагали напитки и сигары. Мне показалось это красивой историей: сидя в казино, курить сигару. А курили там почти все. И я попробовал, сначала не особо углубляясь в процесс. Курение сигар казалось мне стильным.
  Но в конце концов – перед отлетом из Стамбула – я проиграл большие деньги, 35 000 долларов. Это был залог, который мне отдали за портрет. Уже в Москве решил отыграться. У нас тут все было еще вольготнее, чем в Турции. Как уже известному человеку, мне многие клубы дарили золотые карты. И сигары, как VIP-клиенту, предлагали более элегантные. Прошло несколько лет, все казино в России закрылись, а привычка курить сигары осталась.
  Через какое-то время Андрей Лоскутов предложил сделать специальный релиз сигар «Никас», и я с удовольствием согласился. Свою сигару увидел в ноябре 2014 году, в «Яре». Было торжественно. Сигару изготовил Артур Шиляев. Так у меня появилась именная сигара «Никас».

  Когда Вы решили назвать себя Никасом?
  По метрикам я – Никас. Это имя литовское, но в Литве оно практически не встречается. В конце 80-х – начале 90-х я решил зарегистрировать имя как бренд. Сейчас уже называют этим именем детей.
  Как-то в аэропорту вдруг услышал: «Никас, иди сюда». Я подошел: «Вы меня?» – «Нет, не Вас, но назвали ребенка в Вашу честь». Имя стало популярным.
  По паспорту я Николай, но в жизни – Никас.

  Какая у Вас любимая сигара?
  «Никас» – моя самая любимая сигара и есть. Но, к сожалению, у меня их мало. Я даже не знаю, где приобрести еще. Спасибо Артуру Шиляеву, который время от времени мне их присылает. Также, пользуясь случаем, хочу поблагодарить Андрея Лоскутова за то, что привил мне культуру курения сигар.
  Хочу отметить, что среди обладателей именных сигар очень разные люди: Ширвиндт, Говорухин, Михалков, Проханов, многие другие... Но все – элита России, известная и в мире. Мы встречаемся, обсуждаем то, что курим. Теперь и я уже научился правильно курить, даже могу давать легкие мастер-классы.
  Вспоминаю своего старинного и близкого друга – Станислава Сергеевича Говорухина, который познакомил меня в 1978 году с Высоцким. На Малой Грузинской у Высоцкого квартира была. Наверное, поэтому я потом купил там же квартиру и себе. Так вот, Говорухин по-настоящему знал толк в сигарах и в трубках. И мог даже прочесть на эту тему большие лекции.
  Когда я начал выезжать за границу в 1985 году, он просил меня привозить ему разные табаки для трубок, а иногда и сами трубки. Первое время я выбирал ему трубки красивые и изысканные¸ за что был руган.
  Оказывается, самые лучшие трубки выглядят очень скромно и просто. А некоторые, с историей, обкуренные капитанами и боцманами дальнего плавания, представляют особую ценность для настоящего ценителя. Множество таких тонкостей, в том числе и о сигарах, познаешь со временем.
  Сигара «Никас» была создана с учетом моих пристрастий, поэтому она мне очень нравится. И вообще все именные сигары создаются для знаковых людей с учетом их вкусовых предпочтений. Я лично не люблю крепкие сигары, так что мне сделали сигару лаконичную как по цвету, так и по вкусу, размеру и аромату. Очень гармоничную, художественную.

  Как часто Вы курите?
  Я курю один раз в день – вечером, за час до работы. Если нахожусь в сигарном клубе, то могу выкурить две сигары за вечер. Сигары нельзя курить одну за другой, как это делал Черчилль, иначе теряется вкусовое ощущение. Курение сигары – это особый мир, курить лучше в компании за приятной беседой.
  Я, например, не могу курить, даже если не запрещено, когда знаю, что вокруг люди некурящие. И я курю сигары только с теми, кто тоже курит их, только в определенных местах. Это может быть клуб или другое помещение, предназначенное для курения.
  К сигаре можно привыкнуть, но это не является наркотической привязанностью. Пока нет атмосферы и условий для курения, сигару закурить не хочется. При неподходящих обстоятельствах я могу не курить неделями, а то и месяцами.
  Когда ты куришь где-то, сигара придает любой истории какой-то особый игровой момент. А начинается все, как говорят, «с вешалки»... Ты заходишь в сигарный лаунж, клуб, садишься в мягкое удобное кресло, тебе приносят рюмочку «чая». Начинаешь беседовать с сигарным другом, в процессе медленно раскуриваешь свою сигару, начинается особый процесс несравнимого ни с чем удовольствия.

  Как Вам удается всегда быть в отличной физической форме?
  Не знаю, может быть еще и потому, что курю сигары. На самом деле я активный и подвижный человек. Много работаю, много двигаюсь, постоянно куда-то летаю, но при этом не ограничиваю себя в еде. Это и физиология, и ритм жизни. А сигара, выкуренная время от времени, меня успокаивает, расслабляет, добавляет философии в бешенный ритм жизни. Во время курения ты размышляешь о бытие, о жизни, обо все том, что в дневной суете порой не замечаешь.

  Сигара – только для удовольствия или для вдохновения тоже?
  И то и другое, сигара может вдохновить на творчество. Недавно я сделал цикл картин, это портреты известных в мире людей, курящих сигары. От Фиделя Кастро до Джорджа Харрисона. Всего написал 13 портретов, как раз хватило на годовой календарь.

  Как бы Вы могли изложить на холсте или бумаге процесс курения и наслаждения сигарой? С чем можно сравнить курение сигары?
  С чем угодно. Это может быть связано с морем, вспоминаем, как моряки курят сигару, вглядываясь вдаль, ожидая увидеть долгожданный берег. А представьте вечернее или дневное летнее небо. Ведь облака напоминают дым хорошей сигары. Во время курения ты можешь представить, что находишься в кают-компании с известными людьми: Чеховым, Ги де Мопассаном, Булгаковым… Будто писатели лишь ненадолго отложили перо, чтобы тоже покурить.
  Могу сказать, что сигары всегда связаны с теплом, уютной атмосферой, любовью и уважением к тем, кто рядом.

  Почему одни женятся раз и навсегда, а другие не останавливаются в выборе партнера всю жизнь? Это вопрос везения или чего-то другого?
  Есть советский анекдот. Девушка из деревни стала валютной проституткой, через некоторое время приехала к родителям в гости, а там односельчане собирают собрание: «Как ты дошла до такого, что стала валютной проституткой?!» Отвечает: «Повезло».
  Это, конечно, шутка. Но в реальной жизни «повезло» часто играет серьезную роль. В семейной жизни – так же. Мои школьные товарищи женились на школьных подругах. Я был влюблен в одну девушку, но она вышла замуж за другого. Потом была еще одна, которая тоже вышла замуж, пока я был в армии. В общем, жизнь моя была сумбурной.
  Но в главном я все время шел к цели – хотел стать профессионалом в своей области. Я учился в Ростове-на-Дону в художественном училище, для любви не было времени, потом – армия. Затем учился в институте, после около года изучал иконопись в Загорске. Переехал в Москву, а отсюда – за границу, изучать старых мастеров в Италии, Голландии, Франции. Потом в Москве закончил Суриковский институт.
  Так что времени на любовь практически не было. И, к сожалению, в итоге не встретил ту, которая могла бы стать моей Дульсинеей...

  Помогали ли Вам женщины делать карьеру?
  Никогда и ни за что, скорее наоборот. Сначала я был женат на француженке, но прожил с ней недолго: тогда брак не только не помогал, а скорее тяготил меня, так как два года я потратил на сложный бракоразводный процесс.
  Потом была итальянка, которая родила мне сына. Но и этот брак тоже распался. В итоге приходилось, живя в Москве, поддерживать ее с сыном, оставшихся за рубежом.
  Были и другие импульсивные встречи... Но все оказывались бесперспективными с точки зрения создания прочной семьи. Видно, это не моя судьба. Поэтому я полностью посвятил себя искусству. И, наверное, это единственное, в чем преуспел. 
  Тем не менее у меня пятеро сыновей от разных женщин. Я их люблю и поддерживаю. Но никогда ни они, ни я не вторгаемся в личное пространство друг друга.

  Почему Вы до сих пор не женаты?
  Родного человека надо встречать вовремя. Наверное, я когда-то, сам того не ведая, женился на живописи, на творчестве. Часто изменял, но всегда возвращался к искусству, к истинной своей любви.
  Мне этого достаточно. Я свободен, я могу свободно ночью куда-то пойти, утром вернуться. В любое время сесть за работу. Думаю, что любой, особенно большой Художник – всегда одинок. А, может быть, я просто не нашел единственную спутницу по жизни...
  Основным для меня всегда было – состояться как художник. 

  Вы щедрый или жадный? 
  .....


   Продолжение прямой сигарной линии – на вопросы сигарных клубов России отвечает Никас Сафронов – II частьчасть III и часть IV.


К списку новостей