Шпионы глазами писателя: встреча с Дмитрием Поляковым-Катиным


23.03.2020


В Московском сигарном клубе прошла встреча, которую мы долго ждали. У нас в гостях писатель, публицист, лауреат многочисленных литературных премий – Дмитрий Поляков-Катин. Пришел он не с пустыми руками, принёс в клуб свою новую книгу «Берлинская жара». Которая, к слову, уже удостоилась Премии Службы внешней разведки в области литературы и искусства имени академика Е.М. Примакова.

  Те, кто уже прочел роман, отметили в нем для себя множество исторических подробностей, которые никак нельзя назвать широкоизвестными. С этого разговор и начался – где писатель черпал историческую фактуру и что его вдохновляло в процессе написания книги? Оказывается, Дмитрий берлинист по образованию, жил в Германии. Отсюда – отличнейшее знание топографии Берлина. Хотя некоторых зданий найти уже невозможно – например, то, где располагалось Гестапо.
  Впрочем, Дмитрий скромно говорит, что детали – не самое главное. Успех или неуспех романа во многом зависит от того, насколько писатель вовлечен в работу. Он рассказал, что шпионский жанр его реально захватил! Книг о разведчиках не сказать, чтобы много – не наберется и десяти томов. А стало быть тема не изъезжена, и можно найти простор для самовыражения, сказать свое слово.
  При этом задача стоит очень интересная – создать захватывающую историю о людях профессии, которая не предполагает никакой остросюжетности. Чем более разведчик незаметен, чем менее он внешне себя проявляет – тем лучше. «Самый выдающийся разведчик – такая серая мышь, которая тихо сидит в недрах и передает нужную информацию. Как сказал в свое время человек этой профессии Геворк Вартанян – когда разведчик начинает стрелять, он заканчивается как разведчик», – поделился Поляков-Катин.
  Проблема в том, что от шпионского романа читатели ждут как раз остросюжетности. И единственный выход – сосредоточиться не на внешнем, а не внутреннем сюжете, прописать характеры героев, их переживания, диалоги. Конечно, это сложнее, чем создать сцену эффектной перестрелки или погони. Как сказал Чехов, важен сюжет, а фабула значения не имеет. В данном жанре это проявляется особенно остро.
  Андрей Лоскутов, который уже прочел книгу, заметил, что образы персонажей очень похожи на те, которые были выведены в фильме «Семнадцать мгновений весны». Например, Мюллер в романе похож на героя Броневого, Шелленберг – на Табакова и т.д. Поляков-Катин  согласился с этим лишь отчасти. Дмитрий считает, что тот же Мюллер у него совершенно другой. В 43-м году тому 43 года, он ровесник века. Это был совершенно неостроумный человек. Но человек, который помнил всех агентов за всю свою карьеру. И карьера у него была очень интересной, потому что он прошел все этапы: был следователем, гонял социалистов, ругал коммунистов и так далее. Как человек он был сухой и очень неинтересный, грубый. Так что, на Броневого не похож никак: ни по поведению, ни по возрасту, ни по внешности, если смотреть исторически.
  А вот относительно Шелленберга не поспоришь. «От Табакова не отойти. У него просто 100% попадание в образ. Начальнику внешней разведки было на тот момент 32 года, он молодой, интересный человек», – признал писатель. Кстати, широко известен факт, что даже родственники Шелленберга высоко оценили образ, созданный на экране Олегом Табаковым. После выхода фильма «Семнадцать мгновений весны» он получил письмо от его племянницы, в котором она писала: «Спасибо Вам, что Вы были так же добры, как был добр дядя Вальтер». Истинную его доброту мы, конечно, оценивать не будем, но факт остается фактом – в образ Олег Павлович, будучи даже внешне похожим на Шелленберга, попал идеально.
  Мы спросили Полякова-Катина и о том, как ему пришла идея взяться за такой роман. Он говорит, что шел за сюжетом, сюжет вел его. Взял открытые источники и стал в них погружаться. Но изначальным толчком стало желание описать историю о том, как немцы создавали свою атомную бомбу. Ведь в принципе они ее разработали, по одной из версий, бомба даже была произведена. Когда говорят, что Гитлер был настолько глупым человеком, что просто прекратил ее финансирование – это не выдерживает никакой критики. Безусловно, бомбу немцы сделали, у них просто не было техники, чтобы поднять ее в воздух и доставить к цели. При этом уже в 1942 году, с этого и начинается роман, у них работал реактор…
  Никто так и не смог проникнуть и получить серьезную информацию о ядерной бомбе немцев. Почему? Дмитрий считает, что причиной тому – грамотная организация разработки. Была сделана простая вещь – процесс был распределен по всей территории Рейха, включая Францию. И каждая ячейка занималась своим делом. Поэтому трудно было что-то вычленить, все сводилось только в центре. А в центр попасть было совершенно невозможно.
  Американцам впоследствии повезло в том, что им удалось заполучить практически всех работавших над бомбой ученых – они просто сами стремились сдаться в западной зоне оккупации. Более того, есть даже версия, что американцы добыли и сами немецкие бомбы, уже построенные, которые и были сброшены на Японию. А еще по одной версии, бомб было три, и одна полетела на Токио, но чудом не взорвалась.
  Главный герой романа – оберштурмбаннфюрер CC Хартман, работающий управляющим в шикарном отеле «Адлерхоф», своеобразном закрытом клубе для крупных чиновников, высокопоставленных военных и дипломатов. Одновременно Хартман резидент советской разведки, задача которого любой ценой добыть сведения о сверхмощной бомбе, оружии возмездия Рейха.
  Поляков-Катин говорит, что Хартман - персонаж, конечно, вымышленный. Как и Штирлиц. «Всегда лучше писать собирательные образы, чем собирать документальные. Потому что иначе ты скован конкретной биографией, уважением к этому человеку, ограничениями плохой ли он, хороший ли…», – отметил Поляков-Катин.
  Под конец беседы Андрей Лоскутов высказал свое мнение о прочитанном романе: «Название романа – отличное: нагнетание жары, которая вот-вот превратится в жар, в котором расплавится Берлин, сгорит фашизм, но и которая может стать адским атомным огнем для всего мира. Есть неудачные мелочи. Например, сцена у Сталина, когда он говорит Берии: "Понимаю, Лаврентий, хорошо понимаю..." и так далее. Не сталинская фраза.». Сошлись на том, что ложка дегтя бочку меда не испортила.
  А еще в «Берлинской жаре» много курят. «Потому что это время курильщиков было. Все курили. Гитлер, разве что, нет», – рассказывает Поляков-Катин. И в книге совершенно верно отмечено, что сигары идут из Швейцарии – единственного места, где продавались в те годы кубинские сигары, потому что прямо накануне войны Зино Давидофф (кстати, именно его сигару мы курили на этом вечере – прим. ред.) выкупил миллион сигар у французской компании в момент, когда Францию занимали фашистские войска. Таким образом, Швейцария – где он жил – стала местом не только общения разведок всего мира, но и сигары оттуда перетекали на воюющие территории.
  А вот что в романе явно ошибочно – так это история с сигарой Коиба: «…протянул окурок сигары, рука Жана заметно тряслась. Кубинская – подумал разведчик. Вдохнул сладкий аромат дыма. Скорее всего, это Коиба». И если насчет «сладкого» дыма еще можно подискутировать, то Коибы в то время быть не могло никак – сигары этой марки появились только в 1968 году.
  Дмитрий Поляков-Катин обещал нам эту ошибку в следующем издании романа исправить. А мы ему – прочесть роман. Который автор подписал на прощание всем желающим, а также руководителям ряда региональных отделений Российского сигарного союза. И рассказал, что планирует написать продолжение «Берлинской жары». Так что, ждем новой встречи.
  Полный транскрипт беседы и одна из глав "Берлинской жары"  будут опубликованы на этой неделе.


   Петр Давыдов
   Фото Виктора Саврасова

0e3a46d5-e058-4fe9-b0e7-32880518e0d6.JPG

06b21f6b-0d2c-47d2-bc3e-fc1c3a001e94.JPG

6a796d2d-ab9c-4631-9095-50e89d540a69.JPG

b7ca120a-2126-434d-90ae-971c11b28387.JPG

ce04f494-c843-4528-9419-62acf072025e.JPG

e2d57f9a-edc7-4c0a-ac32-08a32c080a80.JPG

fffbc93f-0825-4de4-a94c-3eaeba5b0cc8.JPG

К списку новостей