Стрекоза и Муравей. К Международному женскому дню


07.03.2019


8 Марта как праздник отмечается примерно в 40 странах мира. Где-то он день борьбы (с кем?) за права женщин. Где-то - день солидарности всех женщин (против кого?). Где-то это выходной день только (почему-то) для женщин. В общем, везде какие-то перекосы.
  Только у нас, в России, Восьмое марта теперь - день весны и гармонии (ну и еще - мимозы).
  - Почему в России такие женщины? - спросил меня знакомый швейцарец.
  - Какие?
  - Не такие, как везде.
  Я ему рассказал про басню "Стрекоза и муравей". Ее написал Эзоп, тогда в ней фигурировали Кузнечик и Муравей. Оба они на греческом языке мужского рода. В общем, согласитесь - ситуация странная: один мужик-танцор просится на зиму к мужику-работяге. Потом басню  переработал Лафонтен. Там действует Муравей и Цикада. На французском оба этих слова - женского рода. Опять не очень удачно: красавица-танцовщица-цикада просится к домохозяйке-муравьхе, у которой, скорее всего, еще и муж есть. На фиг ей в доме эта с тонкой талией!
  Только наш русский Иван Андреевич Крылов привел все в порядок: к парню-муравью приходит и просится на зиму красивая девица-стрекоза. Неважно, что тогда Она не вошла в Его дом. Тогда по-другому просто нельзя было, от Домостроя еще недалеко ушли. Хотя и на иллюстрациях того времени уже видна эта внутренняя борьба: на пороге ошарашенный муравей, а перед ним красавица-стрекоза, и дверь в дом распахнута.
  Сегодня бы Он наверняка Ее впустил. Пастернак же впустил (знаменитое "Свеча горела на столе, свеча горела"):
  На озаренный потолок
  Ложились тени,
  Скрещенья рук, скрещенья ног,
  Судьбы скрещенья.
  И падали два башмачка
  Со стуком на пол.
  И воск слезами с ночника
  На платье капал.

  Видите, впустил и плакал перед ней!
  И Окуджава впустил ("Песенка московского муравья"):
  И в день седьмой, в какое-то мгновенье,
  она возникла из ночных огней
  без всякого небесного знаменья...
  Пальтишко было легкое на ней.
  Все позабыв - и радости и муки,
  он двери распахнул в свое жилье
  и целовал обветренные руки
  и старенькие туфельки ее.
  И тени их качались на пороге.
  Безмолвный разговор они вели,
  красивые и мудрые, как боги,
  и грустные, как жители земли.

  Видите, и он целовал ее туфельки. Потому что все понятно. Потому что Он и Она. И не надо больше никаких слов.
  А тот мой знакомый-швейцарец потом женился. На русской.

   Андрей Лоскутов


К списку новостей