Храм на холме. Русская мечта Александра Проханова, часть вторая


13.11.2019


14 ноября 2019 года на Центральном сигарном событии будет представлена новая именная сигара России – «Александр Проханов». Накануне в Москве прошла встреча с Александром Андреевичем, на которой он отвечал на наши вопросы, а мы прокуривали несколько сигар, выбирая ту, которая больше всего раскрывает образ этого необычного нашего современника. Продолжение, начало транскрипта – здесь.

  Дмитрий Косырев: А Вам не кажется, что жилища пастырей все-таки должны быть поскромнее, а то у нас получается на нашем холме - маленькая такая церквушка среди дворцов и замков.
  Александр Проханов: Я сказал, что храм на холме – мечта. А холм, на котором стоит этот храм, вы знаете, это какое-то количество сгоревших усадеб и разграбленных дворцов, казненных неосмотрительно и бессмысленно, и одновременно тех, кто имеет свою недвижимость во Франции, в Италии. Слишком много сейчас дворцов и много хижин, пустых и холодных. Мне просто странно и жаль, что обитатели таких дворцов – слепы и глухи, они не чувствуют. Здесь нет противоречий с тем, о чем я говорю.
  Андрей Лоскутов: Почему Вас так рассердила свадьба Собчак, почему вызвала такую бурю эмоций?
  Александр Проханов: Наверное, Вас она восхитила? Вы были приглашены на эту свадьбу?
  Андрей Лоскутов: Нет. Я о другом - если человек может себе это позволить, возможно, не столь публично, - почему нет?
  Александр Проханов: Вы знаете, после того, как они осквернили храм, где венчался Пушкин, после того, как они положили мертвые холодные цветы к подножию Владимира Святого…
  Андрей Лоскутов: А цветы были не живые?
  Александр Проханов: Это условно - всё, к чему прикасается Собчак, сразу мертвеет.
  Андрей Лоскутов: Снежная королева…
  Александр Проханов: Она станцевала свой эротический танец в присутствии всего нашего бомонда, где были и представители администрации и пр. И, кстати, в присутствии мужа. Танцевала с голыми ягодицами, если посмотреть на эти ягодицы, можно увидеть большое количество подписей, побывавших в этом заведении. Что напоминает книгу жалоб и предложений. Само по себе это было отвратительно.
  Андрей Лоскутов: Александр Андреевич, ну Вы же были молодым, в годы Вашей молодости, наверное, были девчонки…
  Александр Проханов: Были. И когда я тащил девчонку  в кусты, а не делал что-то под камеры. Эти извращения под камеры - они же растлевают огромное количество несчастных русских людей, которые сидят в своих деревнях, где нет дорог, где мужики спились. И молодые девушки смотрят на платья, бриллианты и понимают – жить надо только так.
  Андрей Лоскутов: И не оставаясь с пьяными мужиками, они поднимаются, едут в областной центр или даже в Москву, начинают работать-работать-работать, учиться, читать книги Проханова… Разве это плохо – они сдвинулись с места!
  Александр Проханов: Конечно, да, сдвинулись с места. А потом они приезжают, не получают всего того, что увидели, и испытывают колоссальное разочарование, и у порога Собчака вешаются, спиваются, становятся проститутками. С одной стороны, - она забавная, она даже мне симпатична. Она - герой одного из моих романов, «Теплоход Иосиф Бродский» (она же в свое время рассказала всему миру, что готова сыграть свадьбу с каким-то там миллиардером, отправиться в свадебное путешествие на теплоходе из Москвы), меня это так увлекло, я написал роман о ней, о ее матушке. То, что она делает сейчас, – не стало для меня удивлением. Это было интересно для меня как для художника.
  Андрей Лоскутов: Скажите, Собчак и подобные люди – они стоят, как мы понимаем, по другую сторону. А кто – по эту, по Вашу сторону?
  Александр Проханов: Вы, например. Мы идем с Вами вместе и мы поддерживаем равновесие и не позволяем друг другу упасть.
  Андрей Лоскутов: Вы прожили огромную жизнь. Я не про 82 года, я про то, что за эту жизнь вы успели увидеть – Победу, Сталина на Мавзолее, Оттепель, реформы 60-х, застой 70-х, перестройку, Бориса Николаевича, Новую Россию… Какое время было счастливое?
  Александр Проханов:
  Рожденные в года глухие
  Пути не помнят своего.
  Мы – дети страшных лет России –
  Забыть не в силах ничего.
  Это Блок. Я счастлив, что живу и прожил эти годы, что по мне прошел этот чудовищный развал, что одна часть моей жизни прошла в советском царстве, а другая – сегодня. Безвременье коснулось меня. Космонавты выходят в открытый космосе. Я был в открытом космосе: распад одного государства, становление другого – это сравнимо с той страшной космической пустотой, в которой оказался я и многие люди. Мы крутились в невесомости, потеряв притяжение и точки опоры. Я счастлив, что меня воспитывали моя бабушка, моя мама. Что Бог дал мне самую лучшую в мире жену, царствие ей небесное. И этот мир, который сопутствовал мне, до той поры, пока он не распался, - я считаю счастливейшим временем для меня.
  Андрей Лоскутов: Это Вы сказали про себя, а обычные люди - для них, по-вашему, какие годы были в радость?
  Александр Проханов: Для капиталистов и новых олигархов, конечно, ельцинский период, они - властители мира. Для народа, который тоскует по советскому прошлому и для которого советское прошлое стало мифом и, как во всяком мифе, они изгоняют из него все больное и дурное, мучительное, оставляя только светоносное, - конечно, брежневское время, оно для людей - самое драгоценное.
  Андрей Лоскутов: Вы не думали, что может быть какую-то политическую силу это может подтолкнуть к СССР 2.0?
  Александр Проханов: Второго СССР не будет. Я знаю его. Я не хочу его. Ведь что такое СССР? Это не одно цельное время. Было сталинское время, было время великой победы, мечты, и было время, когда, как я сказал, царствие небесное приближалось к земле, оно почти касалось земли - 9 мая 1945 года. Приближению царствия небесного к земле предшествовали страшная буря, лязг конвоя, лагеря. Время, породившее огромное количество героев. Именно эти герои и выиграли войну. И были на войне почти все убиты. И та небольшая часть этих героев, которые уцелели, они за четыре года восстановили Россию из руин, создали атомный проект, построили православную бомбу. И вышли в космос. Поэтому та мечта, она была мечтой великого и трагического поколения, к которому принадлежала моя матушка.
  Андрей Лоскутов: И наши родители - тоже. А Вы бы не хотели, Александр Андреевич, если бы был такой выбор, например, стать современником Сталина, возрождать, побеждать и, может быть, усмирять бурю?
  Александр Проханов: Я бы хотел и Сталиным быть. И апостолом Павлом. Много соблазнов. И ни одного из них я не избегал.
  Алексей Апальков: Андрей сказал про СССР 2.0. Из Вашей публицистики, Александр  Андреевич, я помню такую формулировку - Пятая империя. Что Вы вкладываете в понятие Пятая империя?
  Александр Проханов: История государства российского развивается по таинственной русской синусоиде. Государство взлетает ввысь, достигая невероятных расцветок, невероятного цветения, рождения великих победителей, произведений искусства, а потом проваливается дно, все ломается, и какое-то время отсутствует само государство. Из этой черной дыры вновь начинается восхождение, вновь достигаются высоты... И таких взлетов и падений было пять. Первое государство российское – Киевско-Новгородская Русь, которая была построена Владимиром Святым. Вторая империя – Московское царство, Василий Грозный. Это царство тоже рухнуло. Из черной дыры возникло третье царство – Петра Первого. Затем - империя Сталина, четвертая. Сталин создал невиданную цивилизацию. Но она тоже канула. Теперь мы находимся в периоде воссоздания Пятой империи…

   Продолжение. Начало транскрипта – здесь. Окончание 14 ноября.


   Транскрипт подготовила Оксана Сергеева-Маленькая


К списку новостей