Мексика с послом Мексики. Часть I


14.06.2017


Гостем мексиканского вечера стал Временный Поверенный в делах Посольства Мексики в России Хоакин Пастрана Уранга. Он рассказал о том, какой была Мексика раньше, какой она стала сейчас, какую текилу пьют мексиканцы, за что он любит Россию и многое другое.
  Сигарный портал публикует транскрипт беседы.

  Андрей Лоскутов: Хоакин, мы уже начали мексиканскую тему, и как сказали коллеги, побывавшие в Мексике, у вас там коммунизм? Был или есть?
  Хоакин Пастрана Уранга: Нет, пока нет (смеется). В свое время коммунистическое движение в Мексике имело большое влияние. У нас тоже в начале XX века произошла революция, она началась в 1910 году и закончилась в 1917-м. Когда стало известно, что в России началась революция, мексиканские революционеры даже писали Ленину.
  Андрей Лоскутов: То есть мы должны вас благодарить за нашу революцию. Спасибо.
  Хоакин Пастрана Уранга: Не совсем, потому что, если правду говорить, то это была буржуазно-демократическая революция. Не социалистическая. Но после Октябрьской революции наши люди стали изучать опыт России. В 1911 году в Мексике была создана коммунистическая партия.
  Андрей Лоскутов: Вы член коммунистической партии?
  Хоакин Пастрана Уранга: Да (смеется). Нет. Еще в 30-х годах в Мексике произошла земельная реформа, президент Мексики того времени взял многое из СССР. Например, была национализирована нефтяная промышленность. Тогда нефтяная промышленность находилась в руках американских, английских, голландских компаний, которые добывали очень много нефти. Но платили рабочим маленькие зарплаты и почти не выплачивали налоги. Помимо этого было много других мер принято, похожих на те, что были в СССР.
  Андрей Лоскутов: Я начинаю понимать Трампа, который хочет построить стену между Мексикой и Америкой.
  Хоакин Пастрана Уранга: Я думаю, что не поэтому. Первые 80 лет прошлого века Мексика проводила политику национализма, реагировавшую на все проблемы, которые у нас были исторически с американцами. Поэтому было решено «закрыть» Мексику от мира. А после 1985 года мы изменили модель, подписали договор-соглашение с США, Канадой, после чего наша экономика резко начала развиваться.
  Андрей Лоскутов: Сегодня Мексика – это президентская республика?
  Хоакин Пастрана Уранга: Президентская. У нас так же как и у вас проходят выборы. Президент занимает свой пост шесть лет. У нас есть законодательная, судебная власти. После того, как Мексика подписала договор о торговле с Канадой и США, как я уже сказал, очень резко началась экспортная торговля. Сейчас 80% нашего экспорта – промышленные товары: это автомобильная, химическая, электронная промышленности. По сути, мы создали с США и Канадой общую промышленную платформу. В США мы экспортируем 1 миллион долларов каждую секунду, сейчас наш экспорт – около 300 миллиардов в год. Что интересно, продукты, которые мы производим, проходят границу между США и Мексикой пять раз. Сначала мы отправляем им, они что-то делают, возвращают нам, мы что-то делаем, еще раз отправляем, потом снова принимаем. Когда президент Трамп говорил о том, что надо выстроить промышленную стену, таким образом он просто показывает, что не понимает экономику, не понимает реальное состояние дел. Сейчас шесть миллионов рабочих мест в США зависят от торговли с Мексикой. У нас около 11 миллионов мексиканцев живут в США. Кроме того, есть отрасли экономики США, которые зависят от мексиканской рабочей силы. Сегодня мы находимся в очень сложной ситуации, потому что мы создали общую торговую платформу, как я говорил, между Канадой, США и Мексикой, и когда Трамп говорит, что он должен выйти из этого соглашения, конечно, получается опасная ситуация, в которой то, что создавалось в течение 25 лет, может быть потеряно.
  Сергей Шестернин: Вы можете то же кое-что потребовать от США - например, свои территории.
  Хоакин Пастрана Уранга: Это невозможно.
  Эркин Тузмухамедов: Опыт показывает, что возможно.
  Хоакин Пастрана Уранга: Скажем так. Все возможно, но оснований для такого события не существует.
Что я еще хотел сказать о Мексике? Это страна, которая имеет очень богатую и интересную историю. Три века Мексика была колонией Испании. Мы говорим по-испански. По территории Мексика – 14-я страна в мире. По населению – 120 миллионов – это 11-я страна в мире. Мексика – страна, которая давно дружит с Россией. Когда-то у нас были общие границы. Это страна, которая 125 лет назад установила отношения с СССР. В истории России и Мексики есть хорошие страницы дружбы. У нас не было конфликтов. Мы восхищаемся культурой России. Знаем ваших писателей.
  Андрей Лоскутов: Откуда Вы так хорошо знаете русский язык?
  Хоакин Пастрана Уранга: Я третий раз работаю в России. Я – ветеран нашего посольства. В начале 90-х тут работал, потом в начале 2000-х и вот теперь.
  Андрей Лоскутов: Вы пережили лихие 90-е в России?
  Хоакин Пастрана Уранга: Да, я жил здесь с 1990 до 1996.
  Андрей Лоскутов: Вы поэтому такой седой?
  Хоакин Пастрана Уранга: Не могу сказать, что из-за этого. Но в историческом плане это были очень интересные времена.
  Вообще, интерес Мексики к России большой: мы интересуемся вашей литературой, музыкой, искусством, историей. И в России люди достаточно много знают о Мексике. Я часто говорил о том, что мы, мексиканцы и русские, физически очень отличаемся друг от друга, но когда мы дружим, я чувствую близость наших народов. Мы находимся далеко друг от друга, у нас разная история, но в каких-то эпохах мы как будто развивались параллелью. Самое интересное, что мы воспринимаем мир похоже. Многие русские, живущие в Мексике, говорят, что не хотят уезжать в Россию, потому что в Мексике чувствуют себя как дома.
  Андрей Лоскутов: В СМИ сообщали про нашего русского парня, которого мексиканцы чуть не разорвали…
  Хоакин Пастрана Уранга: Да. Это очень печальная история. Я расскажу о ней отдельно. Есть много мексиканцев, живущих в России, которым здесь хорошо и комфортно.
  Андрей Лоскутов: А жена у Вас русская?
  Хоакин Пастрана Уранга: Да.
  Андрей Лоскутов: Ваше имя – Хоакин – по-русски получается Яков, да?
  Хоакин Пастрана Уранга: Нет. Хаком – Яков, а Хоакин, по-моему нет.
  Виктор Несмиянов: Яким, может?
  Хоакин Пастрана Уранга: Да, наверное. Интересно. Буду знать.
  Эдуард Сухарев: А в США сколько сейчас проживает мексиканцев?
  Хоакин Пастрана Уранга: В США сейчас около 50 миллионов латиноамериканцев, из которых 33 миллиона – мексиканского происхождения. Когда я говорю 11 миллионов – это я говорю о тех, которые родились в Мексике, а потом перебрались туда. В Калифорнии, например, сейчас 3,5 миллиона мексиканцев.
  Константин Бейлин: Мексиканцы Троцкого не уберегли…
  Хоакин Пастрана Уранга: Да, к сожалению.
  Конституция Мексики такова, что к нам могут приехать жить те, кто преследуется. В то время Троцкого, конечно, посылал Сталин в Казахстан, потом он уехал в Европу, потом в Испанию – его везде гоняли. Потом он обратился к нашему правительству, по нашей конституции его приняли. Он жил у одного из наших художников-моралистов. К сожалению, в то время поступил приказ из Москвы убить его. Были разные попытки это сделать. Я был в музее Троцкого в Мехико. Троцкий – очень интересная фигура. Рекомендую, если поедете в Мексику, посетить в этот музей.
  Андрей Лоскутов: Мексиканцы действительно такие свободолюбивые люди?
  Хоакин Пастрана Уранга: Я думаю, это одна из тех черт, которая есть, как у русских, так и у мексиканцев.
  Андрей Лоскутов: Известно, что Америка за свои 300 лет потерпела только одно военное поражение – от мексиканцев, вторгшихся на территорию США. Я имею в виду Панчо Вилья.
  Хоакин Пастрана Уранга: Это не совсем поражение. У нас действительно была такая фигура, революционер, который в 1950 году начал революцию вместе с другими. Он покупал оружие у американцев, получилось так, что ему продали плохое оружие. Он решил отомстить. Атаковал населенный пункт США, потом его преследовали три дня, ему не давали спать, пока он не придумал, как избавиться от этого преследования. Он поменял подковы у лошадей, чтобы показать, что он как будто шел в другую сторону. Так он смог сбежать.
  Андрей Лоскутов: В сигарном мире есть некоторое количество людей, которые известны своими высказываниями. Например, Зигмунд Фройд говорил: «Иногда сигара – это только сигара». Ваш соотечественник Панчо Вилья вошел в нашу сигарную историю фразой, которую он произносил молодым солдатом, когда они поступали в его повстанческую армию: «Никогда не курите сигар до завтрака».
  Хоакин Пастрана Уранга: Правильно.
  Андрей Лоскутов: А Ваше отношение к сигарам и к табакокурению?
  Хоакин Пастрана Уранга: Я не курю. Когда мне было 9 лет, отец позвал меня и сказал: «Я курил, но я не буду курить, потому что не хочу подавать плохой пример, но ты можешь курить, я разрешаю, только пойми, что этим ты нанесешь большой вред своему здоровью. Решай сам». Мои друзья в 9 лет собирали деньги, чтобы купить табак, спрятаться и покурить. А я после разговора с отцом даже никогда не пробовал курить. Сейчас немного вам завидую, потому что вижу, как вы наслаждаетесь сигарами.
  Вопрос: Где Вы себя чувствуете в большей безопасности? В Москве или в Мехико?
  Хоакин Пастрана Уранга: Хороший вопрос. В Мексике сейчас идет борьба с наркобизнесом, к сожалению, рядом с нами находится очень большой наркорынок, там выгодно продавать наркотики. Несколько лет назад Мексика служила своеобразным мостом для перехода в США с наркотиками. После того как с наркобизнесом стали бороться в Колумбии и других странах, наркоторговцы переселились в нашу страну, сейчас Мексика с этим борется. На данный момент эта борьба доказала, что силой запрета мы это не победим, потому что в результате запретов цены на наркотики растут, в итоге наркоторговцы получают больше возможностей и ресурсов, поэтому победить их мы никак не можем. Это все, конечно, не идет на пользу Мексике. Мое мнение, как показывает опыт запрета алкоголя в США, где была мафия, которая после снятия запрета почти исчезла. Я считаю, что сейчас в некоторых регионах США и других стран, где правительство разрешает продавать некоторые наркотики по доступным ценам, у них это явление исчезает. Лично я на данный момент чувствую себя в большей безопасности в Москве, где можно гулять поздно вечером, можно не бояться, что тебя ограбят.
  Андрей Лоскутов: А где вы живёте?
  Хоакин Пастрана Уранга: Я родился в городе на границе с США, где границей является только большая река. С той стороны город называется Эль-Пасо.
  Андрей Лоскутов: А в Москве где живете?
  Хоакин Пастрана Уранга: В районе Кудринской площади.
  Андрей Лоскутов: Вы хотели рассказать про русского парня, которого толпа чуть не растерзала?
  Хоакин Пастрана Уранга: С моей точки зрения, этот человек не совсем нормален. Из того, что я узнал из СМИ о его истории – он несколько раз обижал людей. В Мексике есть такие продавцы, которые раскладывают на земле свои, например, фигурки, которые они сделали своими руками, а он наступал на них. Я считаю, что его поведение не совсем нормальное, потому что нормальный человек так не будет делать. Знаю, что он сейчас задержан, к сожалению, в драке, он убил одного мексиканца ножом. Но я настаиваю на том, что у него проблемы с психикой, ведь у него и в Москве были проблемы.
  Жан Рощин: Мексика – потрясающая страна. Но, приезжая туда, в основном, посещаешь туристические места, где Мексику почувствовать трудно. Какое бы место лично Вы могли бы порекомендовать, где человек почувствует настоящую Мексику?
  Хоакин Пастрана Уранга: В прошлом году Мексика стала девятой страной по количеству туристов – мы приняли 36 миллионов человек. Русских туристов пока мало, не так много, как нам хотелось бы. В 2011 году Мексику посетили 110 000 русских туристов. А после кризиса количество, конечно, уменьшилось. В прошлом году только – 16 000. Я думаю, когда рубль укрепиться, поток снова увеличится. Россияне ездят в основном только в Канкун – это отличное место для туристов, где пляж и белый песок, где можно ходить босиком, там много рыб разных цветов, можно смотреть и смотреть за ними. Там много старых построек – пирамиды майя, например, там джунгли, потрясающие места. Но если хотите больше посмотреть культуру Мексики, побольше узнать о народе – надо ехать в колониальные города. Я, сам мексиканец, раньше такой красоты не видел.
  Сергей Шестернин: Это Запад, Восток?
  Хоакин Пастрана Уранга: Юго-Запад. Немного севернее находится известное место – Акапулько.
  Андрей Лоскутов: А какие регионы в России на Вас произвели наибольшее впечатление?
  Хоакин Пастрана Уранга: Я был в Сибири. Мне повезло быть там в таком маленьком поселении около реки, где очень живописно, там тайга, там медведи. Очень красивое место. У вас все города разные, но интересные. Я был в Сочи, Петербурге, Туле, Екатеринбурге, Свердловске. Везде интересно, везде я прекрасно себя чувствую.
  Андрей Лоскутов: А в Крыму были?
  Хоакин Пастрана Уранга: Нет, пока там не был.
  Андрей Лоскутов: Не разрешают, да?
  Хоакин Пастрана Уранга: Пока, да, не разрешают (смеется).
  Жан Рощин: Вопрос про текилу. Бытует мнение, что мексиканцы отрицают факт существования текилы Mixto. Когда я был в Мексике, попытался это выяснить. Нашли мы ресторан аргентинской кухни, там пили текилу, мы попросили принести нам Olmeca, которая так популярная в России. Официант надолго задумался, позвал администратора, которому мы задали тот же вопрос. Администратор тоже не знал, позвал менеджера. Короче, целая делегация из руководства этого ресторана собралась, чтобы выяснить, что же мы хотим. Потом сказали нам – извините, мы не знаем, что это такое. Я замечал, что мексиканцы не пьют текилу Mixto. Это правда?
  Хоакин Пастрана Уранга: Вы знаете, я тоже не пил такой вариант текилы. Мы любим чистую агаву. Знаю, что в Москве первая текила, которая появилась и была популярна, – это Olmeca. В Мексике она вообще неизвестна. Я первый раз увидел этот напиток в Москве. Знаю, что у Olmeca хорошая бутылка. В 2002 году я как раз здесь работал торговым представителем, приехали мексиканцы с хорошей текилой, мы, конечно, провели презентацию, дегустацию, на которую пригласили крупных импортеров алкогольной продукции, они пришли, все понравилось. Но в итоге отказали. На вопрос – почему? – сказали, что покупателям важен внешний вид, а эти бутылки не такие привлекательные. К сожалению, так. Да, в Мексике предпочитают чистую агаву.

   См. также текст часть II
   Фоторепортаж Ульяны Селезневой


К списку новостей