Последний председатель Верховного Совета. Часть II


16.04.2018


Персоной Сигарной гостиной стал известный политический и государственный деятель Руслан Имранович Хасбулатов – последний председатель Верховного Совета России.
  Сегодня Сигарный портал публикует вторую часть транскрипта. Первая – здесь.

  Андрей Лоскутов: Что же все-таки произошло такого, что смогло изменить ваши отношения с Ельциным? Как Вы говорите, при первой вашей встрече он Вам понравился…
  Руслан Хасбулатов: Ну как что!? СМИ и общественные организации при малейшем несогласии стали говорит, что парламент опять старается свергнуть всех нас в болото, а великий демократ Ельцин ведет нас в светлое демократическое общество. Это одна сторона. А потом, вспомните: за русского Ельцина, а не за чеченца Хасбулатова. Все забыли, что я в сталинских лагерях провел свои детство и юность – с 2 до 14 лет, никто не вспомнил, что я был один из самых молодых политиков в СССР, что у меня раньше, чем у кого бы то ни было в печатных изданиях начали появляться статьи и публикации, в которых я поднимал важные вопросы. Все это вдруг стало забыто. Меня начали называть «трубкой Сталина», что я такой и сякой, а Ельцин – светлый образ... Вот так это сами сделали те люди, которые сейчас больше всех кричат и выступают против Путина. Я не хвалю Путина, я абсолютно критично отношусь к «путинской политике». Но считаю, что он много сделал полезного, да - много совершил ошибок, не сделал много.
  И теперь вы спрашиваете - кто виноват?! Да сами мы и виноваты.
  Знаете, например, что Ельцин готовился к бегству. У меня были дружеские отношения в Финляндии, я много выезжал туда, несколько раз читал студентам лекции. В 1995 году меня пригласил к себе на дачу спикер, и мне прямо сказали - Ельцин запрашивал неофициальную поездку, фактически готовится к бегству, у него два самолета были готовые к вылету в любую минуту. Ко мне часто приходили самые высокопоставленные лица, когда их выгоняли с работы, чтобы излить свою душу, рассказать, как было на самом деле. Да, Ельцин готовился к бегству. Если бы не роковой случай, помешавший нашему плану, конечно же, мы бы выиграли, демократия бы выиграла.
  Я вообще считаю, что это и не плохо, что Путин пришел к власти.
  В 1998 году я написал статья-прогноз. В ней делал вывод такой: в ближайшие годы Россию ждет исчезновение. Первый вариант – наши области, края, республики – станут самостоятельными. Второй – распад на несколько государств. Это то, о чем открыто говорила Маргарет Тэтчер, кстати, и в беседе со мной (она в начале считала, что я кавказец, но изучила внимательно мою биографию, полагала, что мы не забыли годы депортации, и я лучше соглашусь с Западом, нежели стану русским патриотом). Она говорили мне, что слишком наша страна большая, что мы сами не сможете так осторожно осваивать эти территории, что Запад нам все покажет и поможет.
  И вот эта статья с таким прогнозом была опубликована и вызвала громадный интерес. У меня тогда состоялось огромное количество бесед. И прогноз начинал сбываться. Я считаю, что отодвинул его реализацию Примаков. Он пришел примерно за год до кризиса. И если бы не Примаков, тогда бы случились эти события. А приход Путина изменил очень серьезно политико-организационно-административную обстановку. Но этого недостаточно. Если бы всевышний не сжалился над нами, многонациональным, многострадальным народом, и не послал бы нам повышение цен на нефть – никакой Путин не спас бы РФ от того, чтобы быть уничтоженной самой судьбой. Это повышение цен началось с мая 1999 года. Сперва медленно. Вы знаете, сколько стоила нефть в мои годы?
  Андрей Лоскутов: 16?
  Руслан Хасбулатов: Какой 16! Восемь-девять долларов за баррель! Когда ко мне в отчаяние приходили нефтяники, я постоянно проводил встречи, вообще, не спал за эти четыре года, три-четыре часа мне хватало, правда, я был физически здоров, я все думал, что без меня страна упадет. Но и, как вы знаете, страна меня здорово «наградила». Так вот,  нефтяники наши говорили, что если бы нефть стоила хотя бы 15-20 долларов, мы бы спасли страну. Вот о чем мечтали они. А теперь эти негодяям, ворам и жуликам, им 70 долларов за баррель мало! Они все время говорят о падении цен на нефть, а нормальная цена на нефть должна быть, как профессиональный экономист вам говорю, не больше 40 долларов. И такие условия заставили бы так интенсивно работать! А то, что сейчас – это все баловство. Сорок долларов – хорошая цена, а у нас сейчас больше 70, а они все жалуются, что им не хватает денег. Знаете, чего не хватает? Если нет нормального административного управления, –никакая экономическая реформа не сможет помочь. Путин у нас может быть гениальным, но в такой огромной стране один человек не способен что-то существенное сделать. В этом наша огромная беда. Я пока остаюсь в очень мрачных настроениях.
  Руслан Макаров: У Вас в тот период времени была дикая «голодовка кадров». Почем?
  Руслан Хасбулатов: Абсолютно никакой голодовки кадровой не было. Как раз тогда было огромное количество талантливых людей. Была вера в будущее. И преступлений, кстати, тогда не было. Это потом началось, после приватизационных волн. Доброжелательное отношение было везде, я же всю страну знал прекрасно. Говорить о том, что тогда был дефицит кадров – неправильно. Это сейчас дефицит сильный, все серо! Я с тоской смотрел на наши последние выборы. Это же смешено было даже представить, что Путин не победит. Люди или шли голосовать за Путина, или не шли голосовать вообще. Я думаю, что Владимиру Владимировичу повезло еще в том плане, что 13-15 % ему дал американский конгресс. Вот по моим ощущениям, он должен был победить с первого раза, но с таким результатом – 52-54%, я ожидал такого. Все, что выше этого – от американского конгресса.
  Виктор Саврасов: Где Ельцин сломался? Ведь в начале своего президентства это была сильная личность.
  Руслан Хасбулатов: Для меня это тоже загадка. Скорее всего, он сломался на этом «деле» - поили его нещадно. Он был пьяница. А обстановка ухудшилась. А тут еще и Гайдар - тоже был пьяницей (от этого и умер, Чубайс говорил - отравили! Нет, умер, как умирают пьяницы).
  Андрей Лоскутов: Ельцин сломался на бутылке?
  Руслан Хасбулатов: Я думаю, больше не было причин. Ельцин сломался на этом.
  Виктор Саврасов: Насколько известно, вам не очень нравилось новое соглашение о союзе, которое должно было утверждаться 20 августа, в тот момент, когда случился путч. А что именно вам не нравилось в этом новом соглашении?
  Руслан Хасбулатов: Там было несколько пунктов. Приравнивание наших автономий к союзным республикам. То есть это означало мгновенное исчезновение РФ. Я позвонил тут же Михаилу Сергеевичу, возмутился: что вы творите! А он сказал, что на него надавали. Но это не 20 августа, это позже. Дело в том, что Горбачев был сломлен, Ельцин сделал его фактически своим заложником. А наше советское правительство Ельцин распустил перед ГКЧП, и он все никак не мог назвать имя премьера. А я же связан, я же – глава парламента, есть же президент, должен быть и премьер. Я же не могу диктовать. То есть страна оказалась в ситуации, когда нет союзного правительства, и плюс российского правительства. Единственное, что  я могу сделать – созвать парламент, попросить взять на себя правительственные органы. И надо сказать независимо от партийных взглядов – все согласились. И я фактически превратил президиум в российское правительство. В этих условиях Горбачев был сломлен. И вот этот ССГ - Союз Суверенных Государств... Там был этот пункт, что автономии имеют такие же права, как и союзные республики. Ельцин этим воспользовался, сказал, что, наверное, Верховный Совет откажется это принимать. Я созвал на 20-е Верховный Совет, выступил и попросил дать согласие на ратификацию, но мы отметили - из этого договора надо исключим те пункты, которые нас не устраивали. Но страна уже катилась, неслась под откос...


К списку новостей