Прикрепленный к первым лицам. Часть III


21.04.2017


В Сигарной гостиной - Андрей Луговой, человек, работавший с первыми лицами государства, , депутат Госдумы, в прошлом - офицер в Службе безопасности президента РФ. Его биография легла в основу российского восьмисерийного фильма «Неподсудные».   
Сегодня Сигарный портал публикует третью часть транскрипта.

  Андрей Лоскутов: Много человек охраняют президента?
  Андрей Луговой: Нельзя сказать много или мало, потому что это федеральная служба охраны, сила которой  направлена на обеспечение охраны не только людей, но Кремля, Белого дома, Госдумы...
  Андрей Лоскутов: Андрей, а как же с Дмитрием Анатольевичем так получилось?
  Андрей Луговой: Я дружу с прикреплёнными Медведева. И, конечно, задал им вопрос по этому поводу. Они сказали: ну как ты себе представляешь полет коптера над охраняемым объектом? Это действительно  невозможно. Как профессионал, к фильму Навального я отношусь с большим предубеждением…
  Андрей Лоскутов: То есть – наврал?
  Андрей Луговой: Примеры, которые он приводит, - не из жизни.
  Андрей Лоскутов: Спасибо. Успокоили. Но почему власть так долго молчала?
  Андрей Луговой: Я по стране много езжу - Дальний Восток, Краснодарский край. Неделю назад был в Иркутской области, в местечке Усть-Кут, там люди вообще ничего не слышали про Навального. Честно говоря, в основном все, что касается этих историй, это -  Москва и Санкт-Петербург. Поэтому и нет необходимости выходить на какую-то дискуссию, что-то объяснять.
  Андрей Лоскутов: Повара говорят, что пирог крошится по краям, а революции происходят не по краям, в центре. Ну хорошо, сменим тему - объясните, почему вы в ЛДПР?
  Андрей Луговой: Это была случайность. Накануне выборов мне позвонил Жириновский. Владимир Вольфович – прагматик, с точки зрения технологии выборов он понимал, что надо сделать какие-то шаги, которые могут улучшить позиции партии. Так как в тот момент много обо мне говорили, он пригласил меня. Я согласился. Жириновский поставил меня вторым номером. Сначала я к этому относился как к очередным своим приключениям. Но потом все это переросло в то, что сейчас - уже третий созыв.
  Андрей Лоскутов: Период, когда Вы работали руководителем Службы безопасности ОРТ, наверное, был для Вас золотым временем – как в переносном смысле, так и в прямом – платили, наверное, настоящими золотыми?
  Андрей Луговой: Возглавив службу безопасности ОРТ, я принимал на работу своего командира - бывшего руководителя Кремлевского полка. Мне на тот момент было 30, а ему около 60-ти. Насчет золотых монет – ну да, зарплата у меня в 1997 году была 5000 долларов.
  Андрей Лоскутов: Круто. Много.
  Андрей Луговой: Там все много зарабатывали… 90-е годы, олигархия расцветала…
  Андрей Лоскутов: У меня есть визитка – Ваша, от старости желтенькая уже, написано на ней – Луговой Андрей Константинович, руководитель Службы безопасности ОРТ.
  Андрей Луговой: Этой визитке лет 20, у меня даже такой не сохранилось.
  Андрей Лоскутов: А у нас есть. Есть еще удостоверение № 14 – Макаров Виктор Станиславович. Такого человека не знали?
  Андрей Луговой: Знакомое лицо…
  Андрей Лоскутов: А можно я Вам его представлю? Этот специальный сотрудник работал под прикрытием на ОРТ. Он не Макаров, а Баранович. Вот он - в нашем зале, слушает Вас...
  Андрей Луговой: Вы хорошо подготовились... (Краткая беседа А. Лугового и В. Барановича).
1995 год. Создается новая телекомпания. Кого там только не было. Олигархи бились за залоговые аукционы. Телеканалы бились: ОРТ воевало с Россией, Россия с НТВ и так далее... Чего там только не происходило.
  Андрей Лоскутов: Но при этом они воевали по-настоящему, убивали, да?
  Андрей Луговой: Ну да…
  Андрей Лоскутов: Листьев…
  Андрей Луговой: Листьев был до меня, до того, как я пришел на ОРТ. Но его гибель привела к тому, что вопросы безопасности на ОРТ стали значимыми. С моим проходом, но не из-за того, что я такой умный, она еще более усилилась. Прежняя служба безопасности была ориентирована на Коржакова, а новая – у нее уже были другие задачи – внутренние. Потом служба безопасности переросла в обеспечение безопасности всего холдинга.
  Андрей Лоскутов: Как так получилось, что почти все из тех, кто там работал, погибли, остался один человек... Не Вы ли этот один?
  Андрей Луговой: Я как-то тоже об этом задумывался. Но не случайно фильм «Неподсудные», если вы помните, заканчивается перечислением всех героев фильма - почти все погибли.
  Андрей Лоскутов: Можно ли сейчас понять, что было с Патаркацишвили, с Березовским?
  Андрей Луговой: Уже в Лондоне?
  Андрей Лоскутов: Да.
  Андрей Луговой: По Бадри Патаркацишвили... У Бадри действительно было больное сердце. Кстати, версия о том, что руку к этому приложили Березовский, спецслужбы Великобритании – она имеет право на жизнь. То, что касается Березовского – у меня почти нет никаких сомнений... С ним рядом был человек - надо было его пригласить на сегодняшнюю встречу - его помощник с 2001 года. Был с ним до последнего. После того, как Березовский проиграл суд Абрамовичу, Борис Абрамович впал в серьезную депрессию. Он реально вынашивал планы возвращения в Россию. Два письма, которые он написал Путину, я их не читал, не видел, но знаю, что они были написаны, и знаю, что они были переданы. Там были слова о том, что он очень жалеет, хочет вернуться в Россию, готов ответить на любые вопросы следствия, просил его не сажать, а держать под домашним арестом или подписке о невыезде. Готов был рассказать многое. Это касается и событий вокруг Рыбкина. Первый киевский майдан – он же финансировался Березовским, около 60 миллионов долларов было потрачено им. Я в Лондон прилетал в 2005 году из Израиля вместе с Патаркацишвили и Березовским на их самолете: в Лондоне, в офисе, была Тимошенко, еще кто-то. И в Киеве в тот момент готовился плацдарм для прилёта Березовского, вообще, он там был номер один. С Ющенко постоянно разговаривал. Ну и все, что касается ситуации вокруг Чечни, – там Березовский тоже во многих историях участвовал. Я уже не говорю о его контактах с МИ-5 и МИ-6 – обе структуры активно работали вокруг него. Фильм «Неподсудные» - достаточно неплохо все это показывает. Сразу говорю, я не был режиссером, не был продюсером, не был сценаристом. Хотя я консультировал, старался, чтобы события были приближены к жизни.
  Андрей Лоскутов: Березовский - злой гений?
  Андрей Луговой: Чтобы было понятнее, что за человек Борис Абрамович, - несколько примеров. В 1991 году похитили журналистов ОРТ. Их освобождают, мы забираем, летим в Москву с Бадри, еще пара человек из охраны. Бадри мне говорит: останавливаемся сразу после посадки, в самолет подсядет Березовский, потом самолет доедет до места, мы должны оставаться в салоне, Березовский сам выйдет к журналистам... И мы действительно приземляемся во Внуково-3, стоим у края полосы, подъезжает машина, Березовский поднимается на борт, потом самолет,  как будто только приземлился, продолжает движение, нас встречает около полусотни журналистов, открывается дверь, Березовский выходит с двумя заложниками, освобожденными из чеченского плена, - выходит как освободитель и начинает давать интервью.
  В тот момент он - секретарь СНГ. Другой случай. Украли Масюк с НТВ и еще  журналиста. Часов в 9-10 вечера мне звонит Бадри, говорит, что надо срочно выехать в аэропорт, взять с собой несколько человек. Я приехал во Внуково, там Березовский, Добродеев, генеральный директор НТВ, мы садимся в самолет, вылетаем в Махачкалу. Прилетаем туда около трех ночи, нас встречают две «Волги», сотрудники полиции. Садимся в машины и едем в горы. Я Березовского спрашиваю – что вообще будет? Он говорит: сам пока ничего не знаю. Приезжаем на блокпост, с одной стороны наши стоят, с другой – чеченцы. Это июль 1998 года. Переходим впятером – я, два человека со мной, Березовский и Добродеев – на ту сторону, там стоят другие две машины, уже чеченцы-боевики, вооруженные по полной программе. Садимся в их машины, часа два петляем в горах и  приезжаем в Ведено. Ведено – родовое гнездо Басаева. На большой скорости влетаем в ворота, выходим. Примерно восемь утра, нам завтрак готовят чеченские женщины, на своем говорят – ничего непонятно. Добродеев говорит: сейчас заложников, может быть, привезут. Связи никакой, ничего не работает. Открываются ворота, въезжают три новых «Лексуса», я помню, что тогда в Москве говорили, что появились какие-то новые «Лексусы», их еще в Москве нет, они номеров. Из этих «Лексусов» человек 25 высыпают – одетые с иголочки, в американской форме, с гранатомётами, красавцы, причем все дисциплинированы, все такие бородатые, и Басаев с ними. Думаю, ну все, приплыли.
  Андрей Лоскутов: Вы-то при оружии?
  Андрей Луговой: При оружии… Пистолеты… Еще и в костюмах, как идиоты. Эти ну очень красиво выглядели. Потом они где-то часа полтора общались – Добродеев, Березовский и Басаев. И только в Москве я осознал, что были в самом логове. Мне тогда совершенно очевидно стало ясно, что все это было не для денег за освобождение заложников. Это была спланированная акция. Потом Березовский баллотировался в Думу, у него была задача стать ответственным за Северный Кавказ в Совбезе. Но не получилось. Потом Владимир Владимирович избрался.
  Андрей Лоскутов: Говорят, что ВВП был его проектом?
  Андрей Луговой: Не так. Березовский - это та категория людей, которая может  приносить огромные результаты в мятежной обстановке, в мутной воде, а когда становится ситуация стабильной, они теряются. Березовский мог замолвить слово за Путина, когда Путин был замом Собчака. Но дальше Путин двигался сам.
  Андрей Лоскутов: Так ли он, Березовский, был страшен? Почему англичан нужно было его не пускать вернутся в Москву,
  Андрей Луговой: В 1999 году мы подбирали во Франции Березовскому охрану, которая должна была работать заграницей. В ней были несколько французов, работали у Березовского достаточно долго - восемь лет. В 2006 году Березовский всех заменил на одного охранника из Израиля. Он работал в одном из спецподразделений Израиля, был награжден одной из высших наград Израиля за то, что он самостоятельно проник на территорию Сектора Газа и вырезал террориста и всю его семью: жену и четверых детей. Акт возмездия  за какой-то теракт. Он, как раз в ту ночь, когда Березовский якобы повесился, с ним работал. Это могла быть спланированная акция. Мотив убрать Березовского – однозначно был. Березовский бы вернулся.
  Андрей Лоскутов: Объясните, почему в фильме «Неподсудные» претензий нет ни к одному персонажу: Вас сыграли фантастически, Литвиненко – замечательно сыгран, Бадри убедителен. И только один клоун – Березовский…
  Андрей Луговой: К кино-Березовскому отношения противоположные: одни, как вы, говорят – клоун, другие, те, кто его знал, говорят, - очень точно сыгран.
  Андрей Лоскутов: Почему в бизнес-споре с таким опытным и крутым Березовским тихий Абрамович оказался победителем? И, как я понял, с этого момента Березовский начал сдуваться.
  Андрей Луговой: Это был глобальный его проигрыш. Тут надо понимать, чем ты занимаешься – любо политикой, либо бизнесом. Если бизнесом – все надо делать в тишине, договариваться, оформлять…
  Андрей Лоскутов: Вы не жалеете, что не охраняли Романа Аркадьевича, а охраняли Бориса Абрамовича?
  Андрей Луговой: Нет. Тогда бы жизнь не была такой интересной…

  См. также: часть I и часть II

К списку новостей