Вячеслав Кирсанов и его сигары


27.03.2017


Гостем вечера, который проходил в посольстве Республики Никарагуа в РФ, стал Вячеслав Кирсанов, создатель сигарного бренда Kirsanoff. Он рассказал о своей сигарном деле и представил Kirsanoff Collection Vegas de Montana в новом формате и Kirsanoff Collection.
  Сегодня Сигарный портал публикует транскрипт беседы.


  Андрей Лоскутов: Мы давно тебя знаем. Ты за эти годы изменился?
  Вячеслав Кирсанов: Не знаю. Надеюсь, что раз столько людей продолжают курить мои сигары, значит, я все тот же.
  Андрей Лоскутов: Тогда давай спросим тех, кто давно с тобой знаком, изменилось ли в тебе что-то и изменилось ли что-то в твоих сигарах?
  Артур Шиляев: Наверное, те, кто Славу редко видит, какие-то изменения и они могут заметить. Я периодически с ним встречаюсь, поэтому такое ощущение, что за последние 10 лет он совсем не изменился.
  Вячеслав Кирсанов: Никарагуанский ром и никарагуанские сигары делают свое дело.
  Артур Шиляев: Я постоянно курю сигары Kirsanoff, могу сказать, что они изменились, безусловно. И производство он перенес на другую площадку. Но с другой стороны, - они и не изменились, потому что это его стиль и он хорошо отслеживается, чувствуется преемственность. Беря сигары Славы Кирсанова, сразу понимаешь, что ты будешь курить. И это очень правильно, что ты сразу знаешь, чего ждать. Гораздо хуже, когда ты берешь сигару, которая потом не оправдывает твоих ожиданий. А со Славиной сигарой – всегда все абсолютно понятно.
  Вячеслав Кирсанов: Вот тут я с тобой не поспорю.
  Денис Атоян: Честно скажу, последний раз курил Славину сигару довольно-таки давно. Ярко помню дегустацию, на которой мы раскуривали какие-то его новые сигары, и они явно отличались от предыдущих. Они были не такие крепкие, при этом тело было на том же уровне, как будто там несколько листьев ligero. Поэтому сейчас мне очень интересно выкурить эти сигары.
  Андрей Лоскутов: Какая память у Атояна. Это была весна 2009 года, мы курили, сняв банты, но поскольку пришел Кирсанов, который очень редко ходит на прокуры, все получив сигары, посмотрели на Славу и сказали: «Да, это не кубинская сигара, не доминиканская, наверное, никарагуанская, может быть, это Kirsanoff».
  Василий Мурин: Для нашего рынка это уже практически классика, все знают, кто такой Слава Кирсанов, я думаю, 99% пробовали и начальные вариации его сигар, и классические, и сейчас вот эта совсем обновленная. На самом деле, она действительно абсолютно узнаваема, потому что это классика Кирсанова. Но в то же время, она намекает на то, что сейчас будет что-то немножечко другое.
  Андрей Лоскутов: Слава, ты сегодня всё больше молчишь...
  Вячеслав Кирсанов: Я хочу, чтобы люди покурили сигары, чтобы было о чем говорить.
  Анатолий Рычков: Ладно, сигары – это одно, ты делал просто замечательные хьюмидоры. Сейчас делаешь?
  Вячеслав Кирсанов: Продолжаю делать потихонечку.
  Анатолий Рычков: И как много?
  Вячеслав Кирсанов: Мало и дорого. Под заказ.
  Анатолий Рычков: Я в свое время заказывал у Славы хьюмидор и сигары для товарища. Хьюмидор был потрясающим, я просто не ожидал такого.
  Андрей Лоскутов: Антон Гайдуков, ты был одним из первых, кто учил нас в сигарном университете (сигарной школе афисионадо), ты читал лекции, ты был одним из тех, кто вводил нас в сигарную культуру, наверное, тогда уже ты был знаком с Кирсановым?
  Антон Гайдуков: Да, со Славой я познакомился довольно давно, году в 2003. Из всех здесь присутствующих, наверное, я был единственным обладателем целого сигарного шкафа, которые Слава раньше изготавливал, сейчас у меня его уже нет, он уехал в Новосибирск и там используется по назначению. Это шкаф великолепного качества, великолепной технической сборки. Очень жаль, что ты их сейчас не делаешь, наверное, рынок уже не тот. Но сигары у тебя прекрасные. Я сигары Kirsanoff курю примерно лет десять. И могу сказать, что эволюция на лицо. Изначально, конечно, они были для меня крепковаты, такие мощные. Может быть, это и моя эволюция потребителя здесь имеет место быть. Новая сигара прекрасна. Формат интересный, первый раз его курю. Ты молодец, продолжай свое дело. В 2007 году я был в Никарагуа вместе со Славой, он открыл для меня эту страну, погрузил в мир сигар.
  Андрей Лоскутов: Когда ты поменял место производства сигар и почему?
  Вячеслав Кирсанов: Проблема не в сигарах была. Можно сказать, там был развод, делился бизнес между собственниками, поэтому было не до работы, нужно было искать решение. Я зашел к старому знакомому… На Plasencia.
  Андрей Лоскутов: Ты называешь годовой объем производства?
  Вячеслав Кирсанов: Да. 22 000 сигар.
  Андрей Лоскутов: Это годовое производство - всё, что продается в России?
  Андрей Лоскутов: Сигары – это бизнес для тебя? Ты ими зарабатываешь на жизнь?
  Вячеслав Кирсанов: На жизнь зарабатываю, но сейчас, наверное, это уже просто образ жизни. Я не представляю себя в чем-то другом. Сигары, все, что вокруг сигар, – все это тесно связано с Никарагуа. А Никарагуа –  страна, которую я когда-то полюбил. Когда был там первый раз – это была влюбленность, на следующий год я собрался и приехал сам, только попросил, чтобы встретили в аэропорту, а еще через полгода купил билет, прилетел, взял машину, приехал на фабрику и сказал, что хочу делать сигары. И все.
  Юрий Костенко: Сегодняшняя сигара - интересная, насыщенная, полнотелая, очень необычный формат, из-за этого вкус интересно воспринимается. Мне нравится.
  Максим Брусиловский: Очень интересно познакомиться с новой для себя сигарой. Необычная форма, приятно курить. В начале мне показалась резковатой, лично на мой вкус, сейчас она разогрелась, вкус выразился в таком хорошем полнотелом формате.
  Кирилл Авдеев: Пожалуй, я соглашусь про полнотелость. Поначалу она казалась несколько резкой, но сейчас – очень мягкой. Интересно, чем все это закончится.
  Владимир Бахрах: Славу Кирсанова я знаю года с 1992, даже, наверное, раньше – с 1989 года, когда мы рядышком работали. Как производителя сигар я Славу узнал лет шесть назад, был удивлен тому, как он вырос, как стал большим человеком в сигарном мире. Сигары Славины я уважаю.
  Петр Давыдов: Я начал курить Славины сигары еще до того, как с ним познакомился. Мне искренне они нравятся. Эта новая витола хороша, нисколько не разочаровывает.
  Роман Терентьев: Насколько я знаю, Зеленоградский сигарный клуб не курил сигары Kirsanoff. Думаю, было бы неплохо, если бы Вы заехали разочек к нам в гости, мы будем Вас ждать. Сигара шикарная. Реально в таком формате еще ни разу не курил, он очень интересно раскрывает вкус.
  Вячеслав Кирсанов: Приятно слышать. И я с удовольствием приеду в Зеленоградский сигарный клуб.
  Андрей Лоскутов: Слава, сколько сейчас у тебя линеек?
  Вячеслав Кирсанов: Kirsanoff Collection Vegas de Montana и Kirsanoff Collection.
  Андрей Лоскутов: А сколько в этих линейках витол?
  Вячеслав Кирсанов: Надо посчитать. В зеленой (Kirsanoff Collection Vegas de Montana) – семь и семь в черной (Kirsanoff Collection).
  Андрей Лоскутов: В черной был формат Super Churchill, он уже больше не выпускается?
  Вячеслав Кирсанов: Проблема найти лист для него. Это большая сигара. Плюс проблема в том, чтобы ее прокурить, так как на это необходимо много времени – больше четырех часов.
  Андрей Лоскутов: Кто-то помнит эту сигару?
  Артур Шиляев: Это самая первая Славина сигара, которую я выкурил. Даже помню, что это было в «Собрании раритетов». Прежде всего, конечно, привлек размер, потому что он колоссален, а раньше я очень любил большие сигары. Когда увидел эту сигару, понял, что мне для нее нужно выбрать время. Курил я ее где-то около четырех часов – вдумчиво, неторопливо. Это было до того, как я со Славой познакомился. Это было, наверное, в 2007 году. Я курил ее еще всего один раз – в 2009-м. Очень она была разная: в первый раз такая сочная, мясная, во второй –  чистая классика. Тогда я не поставил ей 100 баллов из скромности, но поставил 99.
  Андрей Лоскутов: А размер у нее какой?
  Вячеслав Кирсанов: 252 мм.
  Андрей Лоскутов: То есть четверть метра... И она действительно стала коллекционной. В собрании Российского сигарного союза она есть - в отдельном пенальчике, который Слава подписал и подарил нам... Вопрос Артуру Шиляеву и Денису Атояну: когда вы работали над созданием своих сигар, как-то вы обращались к тому, что до вас уже делал Кирсанов? Был внутренний диалог, желание что-то позаимствовать?
  Артур Шиляев: Не позаимствовать. Сигары Славы сподвигли на то, чтобы тоже производить сигары. Я не уверен, что занялся бы производством сигар, если бы не было сигар Kirsanoff. Он является «крестным отцом» моего производства.
  Денис Атоян: К производству сигар я пришел спонтанно. На тот момент никакие параллели не проводил. Но помню, как Слава читал лекции в Сигарном университете. Его всегда воспринимали не только как сигарного производителя, а как сигарного старшего товарища.
  Андрей Лоскутов: Денис сейчас напомнил, что был у тебя спецкурс в рамках Сигарного университета, а почему - был? Почему перестал читать?
  Вячеслав Кирсанов: Наверное, со временем немного напряженно сейчас. Плюс ко всему сигарный мир России за эти годы здорово поменялся.
  Андрей Лоскутов: Мне кажется, ты становишься пессимистом?
  Вячеслав Кирсанов: Да нет. Не то что пессимистом… Сложно сказать… Окружающая действительность не дает повода для оптимизма.
  Андрей Лоскутов: То есть жизнь не стала ни веселее, ни прекраснее. Наверное, конкуренты появились?
  Вячеслав Кирсанов: Мы не конкуренты, мы – коллеги. Мы делаем одно дело. У каждого из нас свой продукт.
  Андрей Лоскутов: Продукт "свой", а рынок один.
  Вячеслав Кирсанов: Безусловно. Но покупатель голосует своими карманами и своими предпочтениям. Поэтому мы не конкуренты.
  Андрей Лоскутов: Ты любишь крепкие спиртные напитки. Ты теперь пьешь больше?
  Вячеслав Кирсанов: Меньше.
  Андрей Лоскутов: Почему?
  Вячеслав Кирсанов: Да не хочется. Лучше выпить мало, но вкусно.
  Андрей Лоскутов: А чем ты сопровождаешь сигару?
  Вячеслав Кирсанов: 50% - это свои напитки, 40% - ром. Для Хуана Эрнесто не будет тайной, что Flor de Cana я считаю лучшим ромом в мире. Готов пробовать любые, но этот лучший. И 10% - бурбоны. Открыл для себя в качестве сигарного напитка бурбон. По-видимому, это неспроста, так как сигары сделаны в теплом месте – и напиток должен быть тоже «теплым», тогда они становятся хорошим дуэтом.
  Андрей Лоскутов: Надо сказать, что ромовое сопровождение, с которым мы сегодня курим твои сигары, – это было условие Славы, он сказал, что принесет сигары, но обязательно должен быть Flor de Cana, а поскольку, вы знаете, что представительство Flor de Cana было закрыто в России, то осталось только одно место, где в Москве и вообще в России можно купить его купить – Галерея градусов.
  Вячеслав Кирсанов: Все свои сигары – от первой и до той, что курим сейчас, – я делал под Flor de Cana.
  Андрей Лоскутов: Твое мнение о развитии российского сигарного рынка: что там, в будущем, что день грядущий нам готовит?
  Вячеслав Кирсанов: Сумасшедшие тетки вместе с Минздравом постоянно придумывают какие-то глупости. Люди бредят потихоньку. И вот интересно, что они курят, прежде чем все это писать?! Ожидаемая история с табачным ЕГАИСом – не представляю, к чему приведет. Тут вопрос о рознице, в которой будет ставится терминал, который стоит денег, который надо обслуживать. Объем рынка не позволяет нести эти издержки, то есть в конечно итоге издержки будут на покупателе.
  Андрей Лоскутов: Если придет табачный ЕГАИС, будет ставится на точку один аппарат. Этот аппарат будет кассировать и твою сигару, и кубинскую, и пачку сигарет. Здесь расходы конкретно на твою сигару будут минимальны.
  Вячеслав Кирсанов: Ты в сетях много видел сигар? Практически все сети отказались от сигар. Потому что это хлопотно.
  Андрей Лоскутов: Подожди, сигары сегодня приобретаются в основном в специализированной рознице.
  Вячеслав Кирсанов: Да, сколько этих магазинов по Москве?
  Андрей Лоскутов: Несколько тысяч.
  Вячеслав Кирсанов: Ну вот останется 100, грубо говоря.
  Максим Брусиловский: Не может такого быть. У меня рядом с домом небольшой алкогольный магазин, в нем есть пару сигарных шкафчиков. И это маленький районный магазинчик, который держит сигары.
  Владимир Бахрах: Как производители мы недавно делали по Москве и области исследование специализированной розницы, которая торгует сигарами и сигариллами, - 480 точек – это только Москва и ближайшее Подмосковье. По России, как минимум, тысячи 4000, наверное.
  Артур Шиляев: Если сравнить с тем, сколько было точек, где можно было покурить раньше, до принятия закона, сейчас гораздо меньше. А с ЕГАИСом, я гарантирую, что продажи сигар в стране упадут. Самый минимум – вдвое, а скорее всего больше, потому что мы прекрасно знаем, как розница торгует сигарами. А им тоже приходится выворачиваться. Если придет ЕГАИС, выворачиваться у них не получится. Многие просто перестанут продавать сигары. Они откажутся от них совсем. Теперь возьмем тех, кто продает сигары оптом – производители, дистрибьюторы, поставщики – мы получаем деньги от ритейла не сразу, а гораздо позже. Даем два месяца отсрочки, на самом деле, люди и по полгода, и по году тянут. Сейчас, когда введут ЕГАИС, они должны будут заплатить государству сразу. Тем самым еще выложив деньги, и мы своих денег вообще не дождемся. Поэтому я думаю, ЕГАИС убьет вообще сигарный сегмент в России.
  Хуан Эрнесто Васкес Арайя: Слава, я хочу сказать свое мнение о сигаре, которую мы сегодня курим. Первый раз вижу этот формат. Я помню, что на первом мероприятии, которое мы проводили вместе на лужайке, тоже были твои сигары. И это очень хорошо, что сегодня мы снова встретились здесь и снова дегустируем твою сигару. Я вижу в ней качество. Сначала у меня тяга была затруднена, но сейчас уже легче. Вкус хороший. Сигара крепкая. Сегодня, благодаря тебе, мы курим вкусные и качественные сигары. Ты действительно молодец! Спасибо тебе.

   Фоторепортаж Ульяны Селезневой

К списку новостей